Arms
 
развернуть
 
426039, г. Ижевск, Воткинское шоссе, д. 140
Тел.:  (3412) 46-00-40
industrialny.udm@sudrf.ru
426039, г. Ижевск, Воткинское шоссе, д. 140Тел.:  (3412) 46-00-40industrialny.udm@sudrf.ru
Документы суда
Информация по разрешению споров, связанных с восстановлением пенсионных прав 2008 год

ИНФОРМАЦИЯ

по разрешению споров, связанных с восстановлением пенсионных прав

г. Ижевск 2008 год

Применение Списков (Перечня от 17.12.1959 года) по лицам, осуществлявшим педагогическую и лечебную деятельность, их соотношение.

Во исполнение п. 3 ст. 28 ФЗ от 21.12.2002 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» Правительством РФ были принято ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 октября 2002 г. N 781 О СПИСКАХ РАБОТ, ПРОФЕССИЙ, ДОЛЖНОСТЕЙ, СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ, С УЧЕТОМ КОТОРЫХ ДОСРОЧНО НАЗНАЧАЕТСЯ ТРУДОВАЯ ПЕНСИЯ ПО СТАРОСТИ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", И ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ИСЧИСЛЕНИЯ ПЕРИОДОВ РАБОТЫ, ДАЮЩЕЙ ПРАВО НА ДОСРОЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ".

Тот редкий случай действия закона во времени, когда законодатель действие вышеназванных Списков и Правил распространил на ранее имевшие место отношения. Впрочем, в этом как раз в этом и отличается пенсионное законодательство, что действие Списка от 6.09.1991 года так же было распространено на ранее имевшие отношения. Распространение законодателем действия Списков и Правил от 29.10.2002 года № 781 на ранее имевшие место отношение четко не оговорено, но это обстоятельство вытекает из того, что Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 года № 781 были признаны утратившими силу Список от 6.09.1991 года №№ 463 и 464 и от 22.09.1999 года № 1066 и 1067.

С этого времени оценка всех пенсионных прав лиц, осуществлявших педагогическую деятельность, должна быть дана относительно возможности применения Списка от 29.10.2002 года № 781.

Порядок исчисления сроков осуществления педагогической либо лечебной деятельности урегулирован в соответствующих:

ПРАВИЛАХ ИСЧИСЛЕНИЯ ПЕРИОДОВ РАБОТЫ, ДАЮЩЕЙ ПРАВО НА ДОСРОЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ ЛИЦАМ, ОСУЩЕСТВЛЯВШИМ ПЕДАГОГИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ДЛЯ ДЕТЕЙ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ 10 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»,

в ПРАВИЛАХ ИСЧИСЛЕНИЯ ПЕРИОДОВ РАБОТЫ, ДАЮЩЕЙ ПРАВО НА ДОСРОЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ ЛИЦАМ, ОСУЩЕСТВЛЯВШИМ ЛЕЧЕБНУЮ И ИНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ОХРАНЕ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ 11 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ",

утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 года № 781.

При этом следует помнить, что в 3 вышеназванных Правил закреплен, что работа в должностях, указанных в пункте 1 раздела "Наименование должностей" списка по педагогическим работникам, засчитывается в стаж работы при условии ее выполнения в учреждениях, указанных в пунктах 1.1 - 1.14 раздела "Наименование учреждений" списка, а работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" списка, - в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" списка.

Таким образом, в стаж осуществления педагогической или лечебной деятельности могут быть включены только периоды работы лица, обращающего за назначением пенсии, если занимаемая им должность и учреждение, в котором проистекала трудовая деятельность, перечислены в Списках от 29.10.2002 года № 781.

В том случае, если занимаемая должность или учреждение, в котором протекала трудовая деятельность, не перечислены в Списках от 29.10.2002 года № 781, следует применять Постановление Конституционного суда РФ от 29.01.2004 года № 2-П « ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 30 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСАМИ ГРУПП ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, А ТАКЖЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОБРАНИЯ (ИЛ ТУМЭН) РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ), ДУМЫ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА И ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН» (так же следует иметь ввиду основополагающие Определения Конституционного суда РФ от 5.11.2002 года № 320-О – по делу Спесивцева Ю.И., от 6.03.2003 года № 107-О по делу Тарасовой В.А.) и п. 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 25 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКШИХ У СУДОВ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ ГРАЖДАНАМИ ПРАВА НА ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ», в соответствии с которыми при оценке пенсионных прав застрахованных лиц по волеизъявлению и в интересах застрахованного лица, претендующего на установление досрочной трудовой пенсии по старости по нормам Федерального закона N 173-ФЗ, периоды работы до 1 января 2002 года могут быть исчислены на основании ранее действовавших нормативных правовых актов. При этом необходимо помнить, что применяется порядок исчисления и подтверждения трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ (а в необходимых случаях - заработка застрахованного лица), который был установлен для назначения и перерасчета государственных пенсий и действовал до дня вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (пункт 9).

В связи с этим, касаясь возможности применения разных способов правового регулирования, необходимо остановиться на условиях и порядке применения Перечня учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, являющего Приложением к Постановлению Совета Министров СССР от 17.12.1959 года № 1397 и порядке исчисления стажа урегулирован в Положении «О порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения» ( далее по тексту Положение и Перечень от 17.12.1959 года № 1397).

Особенности применения Перечня и Положения от 17.12.1959 года № 1397 рассмотрим на примере руководителей кружков Дворцов пионеров и других учреждений дополнительного образования.

Чаще всего суды, рассматривая вопрос включения в стаж деятельности в качестве руководителя кружка, применяют такую правовую конструкцию, с которой соглашается судебная коллегия по гражданским делам.

Так, работу в должности руководителя кружка до 1.10.1993 года ( до признания недействующими Перечня и Положения от 17.12.1959 года № Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации

от 22 сентября 1993 г. N 953) суды оценивают в рамках Перечня и Положения от 17.12.1959 года № 1397 и со ссылкой на п. 2 Положения от 17. 12.1959 года № 1397 включают как работу по специальности во внешкольном учреждении. Такая оценка является правильной. При такой правовой конструкции суду следует разрешать ряд правовых вопросов:

- является ли учреждение, в котором истец работал руководителем кружка внешкольным образовательным учреждением;

- является ли работа руководителем кружка работой по специальности.

Рассматривая спор по руководителям кружка суд в своем решении должен дать ответы на следующие обстоятельства:

во-1-х, что учреждение, в котором работал истец, является внешкольным детским образовательным учреждением ;

во 2-х, что работа руководителем кружка или иная работа является работой по специальности, т.е. полностью изучить квалификационные требования к работе;

в 3-х, при необходимости применить пункт 4 Положения от 17.12.1959 года № 1397;

в 4-х, работа по специальности, протекавшая по совместительству, а также в качестве члена колхоза, не должна быть включена в стаж для назначения пенсии за выслугу лет по Перечню от 17.12.1959 года.

По порядку рассмотрим эти все 4 обстоятельства.

Внешкольные детские учреждения.

Дела этой категории рассматриваются судами очень поверхностно.
Фактически исследование вопроса заканчивается тем, что суд увидев наименование должности руководитель кружка автоматически отнес к работе по специальности во внешкольном учреждения, не изучив всего объема вопроса.

Часто из материалов дела вообще не усматривается, что кружок детский. Суду следует устанавливать это обстоятельство. Кроме того, кружки бывают не только во внешкольных образовательных учреждениях, но и в других учреждениях.

Определяя, является ли учреждение внешкольным детским образовательным учреждением, в первую очередь следует изучить:

ст. 52 Основ законодательства Союза СССР и Союзных Республики о народном образовании от 9июля1973года N4536-VIII, дано понятие внешкольного образовательного учреждения и порядок создания ( в ст. 5 которой закреплено, что внешкольное воспитание является единой системой образования),

Постановление СМ СССР от 3.09.1975 года № 767 «О номенклатуре и порядке создания внешкольных учреждений»,

Примерный перечень внешкольных учреждений, перечисленное в п. 3.2. в Инструктивного письма МСО РСФСР от 30.06.1986 года № 1-63-И «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения»,

Номенклатуру внешкольных учреждений, являющееся Приложением к Приказу Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 г. N 227, Примерным положением о внешкольном учреждении, являющееся Приложением № 2 к Приказу Гособразования СССР от 23.04.1990 года № 280.

Анализ вышеперечисленных нормативных актов дает основания для вывода о том, что в соответствии со ст. 52 Основ законодательства Союза СССР и Союзных Республики о народном образовании государственные органы, предприятия, учреждения и организации, колхозы, иные кооперативные, профсоюзные, комсомольские и другие общественные организации имеют право создавать в установленном порядке дворцы и дома пионеров и школьников, детские и юношеские библиотеки, дворцы и дома культуры, дворцы спорта и дома техники учащихся профессионально-технических учебных заведений, станции и клубы юных техников, натуралистов, туристов, детские железные дороги, спортивные школы, пионерские лагеря, лагеря труда и отдыха и другие внешкольные учреждения в соответствии с Номенклатурой внешкольных учреждений утверждается в порядке, определяемом Советом Министров СССР.

Однако, в соответствии с п. 3 Приказа Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 г. N 227, внешкольные учреждения создаются в соответствии с Положением о порядке создания, реорганизации и ликвидации предприятий, объединений, организаций и учреждений, утвержденным СМ СССР от 02.09.1982 года № 8167, в соответствии с п.п. «и» п. 7, п. 11, 14 внешкольное учреждение создается по согласованию с исполнительными комитетами соответствующих районных (городских) Советов народных депутатов, а в случае создания внешкольных учреждений, не предусмотренных утвержденной номенклатурой, - также с Министерством просвещения СССР и Министерством финансов СССР; Уставы (положения) предприятий, объединений, организаций и учреждений утверждаются их вышестоящими органами; о создании внешкольного учреждения сообщается органам государственной статистики, т.е. по всем параметрам внешкольное учреждение должно быть юридическим лицом и должно иметь Устав или Положение, что закреплено и в пунктах 1.3 и 5.1 Примерного Положения о внешкольном учреждении, являющегося приложением к Приказу Гособразования СССР от 23.04.1990 года № 280. Кроме того, в пункте 2.1 названное Положение закрепило о том, что внешкольное учреждение открывается по решению соответствующего Совета народных депутатов и может действовать самостоятельно либо в структуре учебно-научно-производственного, учебно-производственного объединения, учебно-воспитательного комплекса, но не в ДК, ОЗК, как например по многим искам, рассматриваемым Глазовским городским судом УР по работе в различных кружках в ДК «Россия», Объединенного завкома №17 ЧМЗ, которые не являются внешкольными образовательными учреждениями в том понимании, какое закладывается законодателем.

Суды должны проверять обстоятельства, имеющие значение для дела и давать оценку доказательствам на предмет их допустимости. Так, по иску К. (Глазовский городской суд, решение от 27.11.2007 года) одним из спорных периодов, на включении которого просил истец, был период с 1972 по 1974 год в должности руководителя по классу фортепиано во дворце культуры железнодорожников г. Челябинска. Это период подтверждался 2 уточняющими справками о том, что истец работала руководителем детского кружка по классу фортепиано и указывалось основание выдачи – карточки по учету заработной платы, а в другой уточняющей справке, данных о том, что этот кружок был детским, не усматривалось. По запросу суда представленные дополнительные доказательства опровергали статус кружка, как детского. Изначально был представлен заведомо не соответствующий фактическим обстоятельствам документ. В дальнейшем истец и его представитель от требований о включении в стаж названного периода отказались. Однако, названный период не мог быть включен в стаж и по тому основанию, что учреждение – Дворец культуры железнодорожников не мог быть признан детским внешкольным учреждением.

Работа по специальности раскрыта в п. 3.2 Инструктивного письма от 30.06.1986 года № 1-63-И, Приложения № 6 «О порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в вооруженных силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях» Приказа Минпросвещения СССР от 16.05.1985 года № 94 «Об утверждении инструкции о порядке исчисления заработной платы работников просвещения в новой редакции и перечня работников просвещения, которым устанавливается доплаты за совмещение профессий».

Применение п. 4 Положения от 17.12.1959 года № 1397, в соответствии с которым периоды работы, включаемые не по Перечню, а по Положению (выборная, пионервожатые и т.д.) допускается принимать во внимание не более 1\3 стажа, т.к. 2\3 стажа должно приходиться на работу по Перечню.

Требования п. 4 Положения от 17.12.1959 года № 1397 рассмотрим на примере очень часто задаваемого вопроса о возможности включения в стаж педагогической деятельности периода работы в должности концертмейстера детской музыкальной школы за период до 1.10.1993 года. Музыкальная школа перечислена в Номенклатуре внешкольных учреждений, являющегося Приложение к Приказу Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 г. N 227, а должность концертмейстера относится к работе по специальности , поскольку в подпункте «н» пункта 5 Приложения № 6 «О порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в вооруженных силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях» Приказа Минпросвещения СССР от 16.05.1985 года №94 концертмейстер отнесен к педагогическим работникам. Однако, период работы по указанной должности может быть включен не более 1\3, т.е. не более 8 лет 4 месяцев, поскольку Список от 29.10.2002 года № 781 в разделе 2 не содержит в перечне должностей «концертмейстера», эта должность не перечислена в числе учителей и работников просвещения. Поскольку период работы в должности концертмейстера детской музыкальной школы включается на основании Положения, как работа по специальности во внешкольном учреждении, перечисленном в п. 2 , соответственно применяется ограничение, предусмотренное п. 4 Положения от 17.12.1959 года № 1397, т.к. время работы, указанной в пунктах 1, 2 и 3 настоящего Положения, засчитывается в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с настоящим Постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Однако, доводы органов пенсионного фонда о том, что истцы должны выработать 2\3 требуемого педагогического стажа на 1.10.1993 года, т.е. на дату отмены Постановления от 17.12.1959 года № 1397, со ссылкой на Постановление Минтруда РФ № 70 от 17.10.2003 года, которым утверждены Разъяснения «О некоторых вопросах установления трудовых пенсий в соответствии со ст. ст. 27, 28, 30 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», суды не должны принимать во внимание, поскольку при таком толковании Постановления Минтруда РФ от 17.10.2003 года № 70, требуемый педагогический стаж истцом должен быть выработан до вступления в силу Федерального закона № 173 –ФЗ от 17.12.2001 года «О трудовых пенсиях в РФ», что лишает смысл и содержание судебных актов Конституционного суда Российской Федерации, направленных на сохранение ранее приобретенных пенсионных прав.

Аналогичным образом подлежит включению работа в качестве пионервожатой, только в количестве 8 лет 4 месяцев в общей сложности при наличии педагогического стажа в количестве 16 лет 8 месяцев, безотносительно к тому, когда выработан педагогический стаж в количестве 16 лет 8 месяцев. Более 8 лет 4 месяцев по пионервожатым включать нельзя !!! (отменяли решения и не один раз).

По пионервожатым – в стаж включается только штатная работа, т.е. та работа, по которой выплачивается заработная плата. Суды не устанавливают это обстоятельство.

И 4 -е обстоятельство, которое необходимо устанавливать – являлась ли работа основной, т.к. в соответствии с п. 4.5 Инструктивного письма от 30.06.1986 года № 1-63-И «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения» работа по специальности, протекавшая по совместительству, а так же в качестве члена колхоза, не включается в стаж для назначения пенсии за выслугу лет. В связи с чем, если истец пытается в обход записи в трудовой книжке доказать, что работал руководителем кружка (концертмейстером, пионервожатым, учителем и т.д.) по совместительству, за период до 1.10.1993 года включению не подлежит.

По руководителям кружков Дворцов пионеров и школьников, Центров детского творчества возможен более простой вариант рассмотрения дел (только по этой категории - по другой работе этот вариант рассмотрения дела не применим).

Итак, более простой вариант рассмотрения этих дел, который успешно применяется в Октябрьском районном суде г. Ижевска .

Постановлением Госкомитета Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам от 7 января 1977 года № 3 были утверждены квалификационные характеристики педагогических работников внешкольных учреждений, в т.ч. и руководителя кружка. Приказом Минобразования РФ от 11.11.1992 года № 406 были утверждены новые тарифно-квалификационные требования, предъявляемые к педагогическим работникам, в числе которых впервые перечислены «педагоги дополнительного образования», но исключена должность «руководителя кружка». Подпунктом «е» пункта 4 Приказа Минобразования РФ от 25 января 1993 года № 21 наименования должности руководителя кружка приведены в соответствие с ЕТКС и руководители кружков переименованы в педагогов дополнительного образования. О переименовании (не о переводе) должности руководителя кружка в педагога дополнительного образования с 25.01.1993г. должна свидетельствовать запись в трудовых книжках истцов. Переименование этих должностей свидетельствует об их тождестве и, кроме того, подтверждается письмом Министерства образования РФ от 12.01.1993г. № 10/32-Т.

Во втором разделе Списка от 29.10.2002 года № 781, в перечне должностей перечислены педагоги дополнительного образования, в которые переименованы руководители кружков, а в перечне учреждений перечислены Дома пионеров и школьников и Центры детского творчества и другие учреждения дополнительного образования. Фактически рассматривая спор и, удовлетворяя исковые требования о включении в стаж периода работы руководителем кружка – педагога дополнительного образования, суд применяет действующий Список и дает оценку нынешнему наименованию должности и учреждению, и тем самым уходит от необходимости анализа является ли учреждение дополнительного образования внешкольным учебным заведением, а работа в должности руководителя кружка – работой по специальности.

Особенности включения по Перечню от 17.12. 1959 года № 1397 периода учебы в учебном заведении.

По п. 2 Положения от 17.12.1959 года № 1397 учеба в педагогических учебных заведениях включается, если ему предшествовала и следовала педагогическая деятельность. Под педагогической деятельностью понимается, в соответствии с п. 3.3. Инструктивного письма от 30.06.1986 года №1-63-И работа, предусмотренная в разделе I Перечня (кроме подраздела 2 – заведующие библиотек, библиотекари – в связи с чем судебной коллегией без изменения оставлено решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 21 марта 2008 года, которым исковое заявление Х. было оставлено без удовлетворения. Суд, установив, что периоду учебы истицы в музыкальном училище непосредственно предшествовала работа в должности библиотекаря в библиотеке Удмуртского Государственного университета, которая предусмотрена в подразделе 2 раздела 1 Перечня № 1379, суд пришел к правильному выводу о том, что период учебы в музыкальном училище не может быть зачтен в педагогический стаж истицы, а также работа, предусмотренная в пп. "д", "е" (кроме исследовательской работы в высших учебных заведениях и научно-исследовательских институтах), "и" п. 1 Положения, в абзацах втором и четвертом п. 2 Положения.

Особенности применение Перечня от 17.12.1959 года № 1397 и Списка от 06.09.1991 года.

Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года № 1397 действовал до 1 октября 1993 года и в этот же период действовал Список от 6.09.1991 года.

Однако, названный Перечень органами пенсионного фонда не признаётся и не применяется. Для оценки пенсионных прав истцов за период до 6.09.1991 года органы Пенсионного фонда применяют Список от 6.09.1991 года № 463 и 464.

Однако, следует иметь ввиду, что Список от 6.09.1991 № 464 года в отношении медицинских работников предусматривает:

1 - возможность льготного исчисления стажа лечебной деятельности по Перечню структурных подразделений, к примеру, хирургического профиля работы медицинских работников, как 1 год за 1 год 6 месяцев; Такой возможности нет по Перечню и Положению от 17.12.1959 года № 1397;

2 – исчисление периодов работы в сельской местности с коэффициентом 1.3, а по п. 5 Положения от 17.12.1959 года № 1397 – коэффициент 1.2.

Обращаясь в суд и оспаривая законность действия органов ПФ, истцы за период до 1.10.1993 года просят применить Перечень от 17.12.1959 года № 1397, при этом не ставят под сомнение оценку их пенсионных прав, произведенных органами пенсионного фонда на основании Списка от 6.09.1991 года № 1391.

Например: истец Б. обратилась в Октябрьский районный суд г. Ижевска с требованиями о признании незаконным отказа органа пенсионного фонда в части включения в стаж периода работы медсестрой в детском саде (медсестры детских садов из Списка от 06.09.1991 года № исключены). Периоды работы с 01.04.1976 года по 01.08.1977 года в должности заведующей фельдшерско-акушерским пунктом ответчиком включен в льготном исчислении как 1 года работы за 1 год работы 3 месяца, как работу в сельской местности, а периоды работы в должности медицинской сестры … отделения … РКБ, палатной медсестры МСЧ № … включены в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год 6 месяцев, предусмотренном Списком от 6.09.1991 года № 464 и в то же время включены периоды работы медицинской сестрой и старшей медицинской сестрой в детских яслях № 20 и детском саду № 113 с 9 ноября 1978 года по 1 марта 1980 года и с 3 марта 1980 года по 3 января 1982 года на основании Перечня от 17.12.1959 года № 1397. Решение суда было отменено, поскольку судебная коллегия пришла к выводу о неправильном применении судом норм материального права. Судебная коллегия пришла к выводу о недопустимом расширении прав истца по сравнению с правами, которые были предоставлены отмененными Перечнем и Положением от 17.12.1959 года № 1397. Все судебные акты Конституционного суда РФ направлены на сохранение ранее приобретенных пенсионных прав, а суд не сохранил пенсионные права истца, а расширил их по непредусмотренным законом основаниям. Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 26 апреля 2007 года, которым исковое заявление Б. к Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Ижевске УР о восстановлении пенсионных прав удовлетворено было отменено и направлено на новое рассмотрение. Суду предложено выяснить волеизъявление истца на применение одного из утративших силу нормативных актов, но действовавших в спорные периоды: Перечня и Положения от 17.12.1959 года № 1397 либо Списка от 06.09.1991 года № 464.

В настоящее время, практика по этой категории дел утвердилась и истцам следует отказывать в удовлетворении иска, поскольку
оценка пенсионных прав истца, до 1.10.1993 года, органом пенсионного фонда произведена в соответствии со Списком от 6.09.1991 года № 464, в котором периоды работы в сельской местности засчитаны как 1 год работы за 1 год 3 месяца, а работа в соответствующих структурных подразделениях хирургического профиля засчитана как 1 год работы за 1 год 6 месяцев, что не предусмотрено Перечнем и Положением от 17.12.1959 года № 1397, а истец ставит о включении в стаж периодов на основании Перечня от 17.12.1959 года № 1397 и не оспаривает действия органа пенсионного фонда по применению Списка от 06.09.1991 года № 464. Таким образом, волеизъявление на применение одного из утративших силу нормативных актов истцом уже выражено тем, что он не оспаривает применение органом пенсионного фонда Списка от 6.09.1991 года № 464, что исключает возможность применения к тому же временному периоду Перечня и Положения от 17.12.1959 года № 1397.

О возможности выбора лицом, обращающимся за назначением пенсии применить тот или иной нормативный акт, действовавший в спорные периоды работы, идет речь и в п. 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 2005 года № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии», в котором возможность льготного порядка исчисления стажа и применения коэффициента 1,3, в связи с осуществлением лечебной деятельности в сельской местности, связывается с волеизъявлением лица, обращающегося за назначением пенсии, пожелавшим при определении права на пенсию применить Постановление Совета Министров РСФСР от 6.09.1991 года № 464.

Об этом же идет речь в п. 3 Постановления СМ РСФСР от 6.09.1991 года № 464, отмененного Постановлением от 22.09.1993 года и в п. 3 Постановления Правительства РФ от 22.09.1999 года № 1066.

Действовавшее и действующее пенсионное законодательство не предусматривало и не предусматривает возможность применения разных способов правового регулирования к одному и тому же периоду работы при определении права на пенсию и при подсчете стажа.

ПРИМЕНЕНИЕ Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464.

При применении Списка от 06.09.1991 года № 463 в отношении педагогических работников проблем не возникает.

В отношении медицинских работников конкретного перечня учреждений, работа в которых предоставляет право на назначение пенсии по выслуге лет, Список вот 06.09.1991 года № 464 не содержит. В п.1 Списка от 06.09.1991 года № 464, как имеющие право на пенсию по выслуге лет перечислены врачи и средний медицинский персонал лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Определяя право на выслугу лет медицинских работников за период действия Списка от 06.09.1991 № 464 при определении должности, как врача либо среднего медицинского персонала и учреждения, как относящегося к лечебно-профилактическому учреждению, следует руководствоваться:

Приказом Минздрава СССР от 04.05.1970 года № 280 «О номенклатуре врачебных специальностей и номенклатуре врачебных должностей учреждений здравоохранения» с изменениями от 13.05.1988 года № 374;

Приказом Минздрава РФ от 23.11.1992 года № 301 «Об оплате труда работников здравоохранения», в Приложении № 3 утверждена Номенклатура учреждений здравоохранения, а в Приложении № 4 утверждена Номенклатура должностей врачебного, фармацевтического и среднего медицинского персонала;

Приказом Минздравомедпрома РФ от 20.02.1995 года № 35, утвердившим Положение «Об оплате труда работников здравоохранения РФ», в Приложении № 3 которого приобщена Номенклатура учреждений здравоохранения, а в Приложении № 4 приобщена Номенклатура врачебных, аптечных и среднего медперсонала;

Номенклатурой учреждений здравоохранения, утвержденной приказом Минздрава России от 03.11.1999 года № 395

В качестве неправильного применения номенклатуры учреждений органов здравоохранения следует привести в качестве примера гражданское дело по Ш. (Октябрьский районный суд г. Ижевска), которая обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (Государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики (далее по тексту УПФ РФ в г. Ижевске) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование иска указала, что ответчик решением 22/01-12 от 25 января 2007 года ей отказал в назначении досрочной пенсии как работнику, осуществлявшему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, в связи с отсутствием требуемого законом трудового стажа. При этом в сроки осуществления лечебной деятельности не были включены периоды:

с 16.01.1982 года по 31.12.1984 года в должности операционной медицинской сестры анестезиологического отделения детской городской больницы в льготном исчислении, так как наименование указанного отделения отсутствует в Перечне, позволяющем производить исчисление периодов работы в льготном порядке,

с 13.05.1992 года по 14.12.2006 год, ввиду несоответствия наименования учреждения ЗАО «М… центр» Спискам и Правилам от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1066, от 29.10.2002 года № 781. Ответчик выделил период с 11.12.1996 года по 31.10.1999 года и отказал во включении названного периода, в связи с несоответствием наименования должности «главная медсестра» наименованию должности, предусмотренной Списком от 06.09.1991 года № 464.

Период работы с 13.05.1992 года по 14.12.2006 года в должности главной медсестры в М… центре ООО «Р….М…» (далее реорганизованного в ТОО «РМ»), что усматривается из п. 1.1 Устава от 30.07.1992 года на л.д. 91 и ЗАО «МЦ», что усматривается из п. 1.1 Устава от 11.12.1996 года на л.д. 109) судом включен на основе анализа учредительных документов вышеназванных обществ. Суд пришел к выводу, что указанные учреждения являются лечебно-профилактическими и деятельность в этих учреждениях относится к лечебной.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда в этой части и нашла их подлежащими пересмотру.

Как усматривается из отзыва на иск, позиции представителя ответчика, высказываемой в ходе судебного разбирательства , заявленный истцом спор был рассмотрен Октябрьским районным судом г. Ижевска и вынесено решение от 01 марта 2006 года, которым истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

Анализируя решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 01 марта 2006 года и оспариваемое решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 25 января 2008 года, являющееся предметом кассационного рассмотрения, судебная коллегия пришла к выводу, о том, что истцом были заявлены одни и те же требования, которые судом были разрешены. Несмотря на то, истец ставил вопрос о признании незаконными решений ответчика от 24.08.2005 года № 567/01-11 и от 25.01.2007 года № 22\01-12, практически отказ органа пенсионного фонда был основан на анализе и не включении в сроки осуществления лечебной деятельности одних и тех же периодов работы. При этом мотивы отказа во включении в стаж были так же аналогичными. Существо спора и круг исследуемых обстоятельств являлись одинаковыми. Как в решении суда от 01 марта 2006 года, так и в обжалуемом решении от 25 января 2008 года, суд исследовал вопрос о статусе ЗАО « МЦ» (реорганизованного из ООО «РМ» и ТОО «РМ») как лечебно-профилактического учреждения и соотношения вышеназванных обществ с перечнем учреждений, перечисленных как в Списках от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1067 и от 29.10.2002 года № 781. По мнению судебной коллегии, все эти значимые обстоятельства были установлены и им дана оценка судом в решении Октябрьского районного суда г. Ижевска от 01 марта 2006 года. Новых обстоятельств в ходе нового рассмотрения иска истцом не заявлено.

Все доказательства, приобщенные истцом к материалам дела, в подтверждение своего права на досрочное назначение пенсии направлены на переоценку выводов суда, изложенных в решении от 01 марта 2006 года.

Так, в решении от 01 марта 2006 года суд исследовал вопрос соответствия наименования МЦ ТОО «РМ» (ООО «РМ» и ЗАО «МЦ») учреждениям, перечисленным в Списках от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1066, от 29.10.2002 года № 781и соответствующие Правила к вышеперечисленным спискам. Суд пришел к выводу о том, что ни одним из Списков, ни одной правовой нормой не предусмотрено включение в специальный стаж работы в ЗАО «МЦ», а также в МЦ, являвшемся структурным подразделением ТОО «РМ». Выводы суда основаны на анализе Уставов ЗАО «МЦ» от 2003 года, от 2005 года, от 1996 года, лицензий на осуществление деятельности в системе медицинского страхования от 16.11.1994 года, от 21.12.95 года, от 06.02.1997 года, от 21.12.1998 года, от 17.12.1998 года, от 18.12.2003 года .

При новом рассмотрении дела истцом вновь представлены учредительные документы ЗАО «МЦ» и лицензии от 16.11.1994 года, от 21.12.1995 года, от 06.02.1997 года, от 21.12.1998 года, от 17.12.1998 года, от 18.12.2003 года, Устав ТОО «РМ». Суд, исследовав лицензии, пришел к противоположному, от изложенного в решении от 1 марта 2006 года, выводу о том, что МЦ с учетом вида его деятельности относится к негосударственному лечебно-профилактическому учреждению всех форм собственности, предусмотренному Списком от 06.09.1991 года № 464.

С указанными выводами суда судебная коллегия не согласилась.

Суд, рассматривая заявленный спор, должен был удовлетворить ходатайство ответчика и исследовать решение от 01 марта 2006 года и, основываясь на преюдициальности указанного решения, отказать в удовлетворении исковых требований истца о включении в сроки осуществления лечебной деятельности периода работы истца с 13.05.1992 года по 14.12.2006 года в должности старшей медсестры, главной медсестры в МЦ ТОО «РМ» ( ООО «РМ» и ЗАО «МЦ»).

Кроме того, выводы суда, касающиеся возможности включения в стаж периодов работы в ЗАО «МЦ» являются незаконными и основаны на неправильном применении норм пенсионного законодательства. Указанное учреждение не перечислено ни в одном из Списков от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1066 т от 29.10.2002 года № 781 и соответствующих Правилах к ним.

Выводы суда о том, что ЗАО «МЦ» является лечебно-профилактическим учреждением и период работы истца с 13.05.1992 года по 31.10.1999 года, в рамках действия Списка от 06.09.1991 года № 464, не содержащего конкретного перечня учреждений, относящихся к лечебно-профилактическим, подлежит включению в сроки осуществления лечебной деятельности, основаны на неправильном применении норм пенсионного законодательства.

Разрешая требования истца о возможном отнесении МЦ к числу негосударственных лечебно-профилактических учреждений суду следовало исследовать Номенклатуру учреждений здравоохранения, являющегося Приложением 3 к Приказу Минздрава РФ от 23.11.1992 года № 301, который так же не перечисляет в числе лечебно-профилактических учреждений МЦ, а тем более в перечне учреждений здравоохранения не перечисляет какие-либо общества вообще.

В соответствии с Единой номенклатурой государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, являющего Приложением к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 7 октября 2005 г. N 627, действующего в момент разрешения спора, МЦ-ы так же не перечислены в числе лечебных учреждений.

К числу доводов, не исследованных судом в решении от 01.03.2006 года, является довод представителя ответчика, высказываемый в ходе судебного разбирательства от 25 января 2008 года и указанный в кассационной жалобе о том, что в рамках статьи 120 ГК РФ, ЗАО «МЦ», как и ТОО и ООО не могут быть причислены к числу учреждений, поскольку они являлись коммерческими организациями. В статье 120 ГК РФ, законодатель, раскрывая понятие «учреждения», к их числу относит только некоммерческие организации, созданные собственником для управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Организационная форма осуществления своей деятельности ТОО «РМ», ООО «РМ», ЗАО «МЦ» определены в виде общества с ограниченной ответственностью и закрытого акционерного общества, основной деятельностью которых является коммерческая деятельность, в соответствии с Учредительным договором ТОО «РМ», п. 1.3 Устава ТОО «РМ» от 30.07.1992 года, п. 2.1 Устава ЗАО «МЦ» 11.12.1996 года и которые не являются учреждениями в понимании, вкладываемом законодателем в понятие «учреждения» во всех Списках от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1066 т от 29.10.2002 года № 781 и соответствующих Правил к ним.

В соответствии с п. 18 ст. 5 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья населения от 22июля1993года N5487-правом определять номенклатуру учреждений здравоохранения наделены только органы государственной власти в области охраны здоровья населения.

В соответствии с п.3 ст. 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» № 173-ФЗ от 17.01.2001 года правом утверждать Списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии наделено только Правительство Российской Федерации.

Таким образом, сам по себе Устав либо учредительный договор ТОО «РМ, ЗАО «МЦ», предусматривающие в числе видов деятельности этих обществ оказание медицинского обслуживания населения не могут причислить эти юридические лица к числу учреждений здравоохранения, а деятельность в них относить к осуществлению лечебной, предоставляющей право на досрочное назначение пенсии по старости.

Суд, без наличия на то правовых оснований, расширил Список учреждений, деятельность в которых предоставляет право на досрочное назначение пенсии.

В связи с вышеизложенным, период работы истца в ТОО «РМ», ЗАО «МЦ» с 13.05.1992 года по 14.12.2006 года не подлежала включению в сроки осуществления лечебной деятельности, ввиду несоответствия наименования юридического лица наименованию учреждений, перечисленных в Списках от 06.09.1991 года № 464, от 22.09.1999 года № 1066 т от 29.10.2002 года № 781 и соответствующих Правил к ним.

В то же время, судебная коллегия согласилась с выводами суда в части признания незаконным решения ответчика по выделенному и не включенному в сроки осуществления лечебной деятельности периода работы истца в должности «главной медицинской сестры» с 11 декабря 1996 года по 31 октября 1999 года, ввиду несоответствия наименования должности и причисления указанной должности к руководящим должностям.

В соответствии со Списком от 29.10.2002 года № 781 в перечне наименования должностей в числе среднего медицинского персонала перечислены «главные медицинские сестры».

Действие Списка от 29.10.2002 года № 781 законодателем распространено на ранее возникшие отношения, что вытекает из Постановления Правительства РФ от 29.10.2002 года № 781, которым были утверждены вышеназванные Список и признаны утратившими силу Списки и Правила от 6.09.1991 года № 464 и от 22.09.1999 года № 1066. Таким образом, на момент рассмотрения дела, должность «главной медицинской сестры» причислена к должностям среднего медицинского персонала, в связи с чем, решение ответчика в части обособленного рассмотрения периода работы истца 11 декабря 1996 года по 31 октября 1999 года, по мотиву несоответствия наименования должности и причисления должности «главной медицинской сестры» к руководящим должностям является незаконным.

Как усматривается из решения Октябрьского районного суда г. Ижевска от 01 марта 2006 года период работы истца с 16.01.1982 года по 31.12.1984 года в должности операционной медсестры и период нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 16.01.1982 года по 31.12.1984 года не был ранее предметом судебного разбирательства. В этой связи, судебная коллегия нашла решение суда в этой части законным и обоснованным.

Выводы суда о возможности включения в стаж в льготном исчислении периода работы с 16.01.1982 года по 31.12.1992 года в должности операционной медсестры основаны на анализе Постановления СМ РСФСР от 6.09.1991 года № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», которым закреплено право исчислять в льготном порядке как 1 год работы за 1 год 6 месяцев среднему медицинскому персоналу отделений (палат) хирургического профиля. Операционный блок относится к хирургическому профилю, а факт работы в операционном блоке подтверждается расчетно-платежными ведомостями.

В дальнейшем, в Перечне структурных подразделений государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, клиник высших медицинских образовательных учреждений и медицинских научных организаций, медико-санитарных частей и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых дает право на один год работы считать за 1 год 6 месяцев, являющегося Приложением к Правилам от 22.09.1999 года № 1066 перечислены операционные блоки, как относящиеся к хирургическому блоку.

Период нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком судом включен на основании ст. 167 КЗОТ РСФСР женщине, имеющей ребенка, предоставлялся по ее заявлению отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет и судом включен в льготном исчислении на основании Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС № 677 от 22 августа 1989 года «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» пункта 7 Разъяснения Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 29 ноября 1989 года № 375\24-11 «Об утверждении разъяснения «О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет», из смысла которого следует, что время отпуска по уходу за ребенком учитывается в том же порядке, как и работа, в период которой предоставлены отпуска.

Таким образом, стаж лечебной или иной по охране здоровья населения деятельности истца на 14 декабря 2006 года, на момент обращения с заявлением о назначении пенсии составил – 25 лет 01 месяц 13 дней,

в том числе 24 года 11 месяцев 20 дней, признанные ответчиком в решении от 25.01.2007 года № 22\01-12,

11 месяцев 23 дня, подлежащими включению в льготном исчислении за период с 16.011982 года по 31.12.1984 года.

В соответствии с п.п. 11 п. 1 ст. 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» право на досрочную трудовую пенсию предоставляется лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Право у истца на назначение досрочной трудовой пенсии не возникло, ввиду недостаточности сроков осуществления лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска было изменено и исковые требования истца о восстановлении права на досрочное назначение пенсии по старости оставлены без удовлетворения. Поскольку судом были установлены все значимые обстоятельства дела, но им дана ненадлежащая оценка, в этой части судебная коллегия вынесла новое решение об отказе в удовлетворении иска.

СПИСКИ от 22.09.1999 года №№ 1066 и 1067. (вступили в силу с 1.11.1999 года)

Споры по применению вышеуказанных Списков крайне редки.

Но следует иметь в виду, что законодатель:

1. Впервые ввел такое требование к осуществлению лечебной и педагогической деятельности, как требование о выполнении нормы рабочего времени;

2. Ввел особые условия включения в стаж периодов работы в должности директоров, начальников и заведующих. Работа в должности заведующей детским садом перестала включаться в сроки осуществления педагогической деятельности. В Списке от 29.10.2002 года № 781 оговорено, что до 1.09.2000 года работа в должности заведующей детским садом включается без выполнения педагогической нагрузки, а с 1.09.2000 года при ведении педагогической нагрузки 6 часов в неделю (240) часов в год.

3. Впервые в отношении педагогических работников в п. 5 Правил от 22.09.1999 года № 1067 законодатель ввел понятие структурных подразделений – школы, лицеи, гимназии, вечерние школы, учебно-производственный комбинаты работа в которых включается независимо от того, перечислено ли само учреждение в Список или нет. Поэтому с момента введения в действия Списка от 22.09.1999 года, суды должны усвоить, что учреждение, в котором работал или работает истец должно быть юридическим лицом и перечислено в Списке учреждений, а работа в перечисленных в п. 5 Правил, в структурных подразделениях может быть включена в сроки осуществления педагогической деятельности безотносительно к тому, перечислено учреждение в Списке или нет..

Список от 29.10.2002 года фактически полностью продублировал Правила от 22.09.1999 года № 1067 и в части педагогической нагрузки и в части структурных подразделений.

Далее остановимся на анализе конкретных правовых ситуаций, по которым чаще всего отменяются решения судов.

Маляры по работе с веществами не ниже 3 класса опасности.

Особо рассматривается эта категория дел, поскольку фактически все дела отменяются. Следует констатировать то обстоятельство, что, к сожалению, суды могут только удовлетворять эти иски, но устанавливать обстоятельства, имеющие существенное значение не могут.

Анализ спорных правоотношений проведем на примере нескольких гражданских дел.

Гражданское дело по иску В. (Глазовский городской суд) – маляра Чепецкого механического завода. Первое решение суда было отменено. В последующем суд устранил все недостатки и истцу была назначена пенсия.

Итак, спорным периодом являлся период работы в цехе № 40 Чепецкого механического завода с 10 апреля 1985 года по 31 декабря 1991 года в качестве маляра с применением вредных веществ не ниже 3 класса опасности.

В соответствии разделом ХХХIII "Общие профессии», подраздел поз. 232 00000 – 13450 Списка N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 2 октября 1991 года № 517, правом на льготное пенсионное обеспечение имеют маляры, занятые на работах с применением вредных веществ не ниже 3 класса опасности.

В соответствии с п. 2 Постановления Совета Министров РСФСР от 2 октября 1991 года № 517 «О пенсиях на льготных условиях по старости (по возрасту) и за выслугу лет» Министерству труда РСФСР, Министерству здравоохранения и социального обеспечения РСФСР по согласованию с Пенсионным фондом РСФСР и с участием профсоюзов предоставлено право давать разъяснения о порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение; списков работ, профессий и должностей, дающих право на пенсию за выслугу лет; правил исчисления выслуги и назначения пенсий.

В соответствии с п.2, 19 Разъяснения Минтруда и Минсоцзащиты населения РСФСР от 8 января 1992 года № 1 «О порядке применения на территории РСФСР Списков № 1 и 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, которые дают право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденных Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года, право на пенсию на льготных условиях имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками N 1 и 2, в течение полного рабочего дня. Под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени. При этом в указанное время включается выполнение подготовительных, вспомогательных, текущих ремонтных работ, а также работ вне своего рабочего места в целях обеспечения выполнения своих трудовых функций.

В тех случаях, когда в Списках N 1 и 2, предусмотрены не только наименования профессии и должности, но и показатели по условиям труда, связанные с применением или наличием в воздухе рабочей зоны вредных веществ определенных классов опасности, то при определении права работника на льготное пенсионное обеспечение следует руководствоваться Государственным стандартом Системы стандартов безопасности труда 12.1.005-88 "Общие санитарно-гигиенические требования к воздуху рабочей зоны". В этом ГОСТе дан перечень и установлены предельно допустимые концентрации вредных веществ в воздухе рабочей зоны, которые в зависимости от особенностей их действия на организм человека делятся на четыре класса опасности: вещества чрезвычайно опасные (1 класс), вещества высокоопасные (2 класс), вещества умеренно опасные (3 класс), вещества мало опасные (4 класс).

Таким образом, значимым обстоятельством для назначения досрочной трудовой пенсии по пп. 2 п.1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», является факт постоянной занятости истца, в оспариваемые ответчиком периоды, в должности маляра с веществами не ниже третьего класса опасности, что прямо вытекает из требования п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 года № 516. Этот факт в ходе судебного разбирательства чаще всего судами устанавливается очень плохо.

В соответствии с записью в трудовой книжке, истец 10.04.1985 года принята маляром (строительным) по третьему разряду. Запись в трудовой книжке не свидетельствует о приеме на работу маляром с веществами не ниже третьего класса опасности.

Личная карточка истца так же не свидетельствовала о работе с вредными веществами соответствующего класса опасности.

Как усматривается из материалов дела, истец работала в хозяйственном цехе № 38, 40, в цехе хозяйственного обслуживания № 28 , т.е. в цехах, в котором наряду с ремонтными работами с лакокрасочными и строительными веществами производились работы по обычному хозяйственному обслуживанию всего завода, что никак нельзя отнести к работе с вредными веществами. Работодатель признает факт ее работы с вредными веществами только за определенный период и исключает другие, когда истец продолжала работать в том же цехе. Суду следовало выяснить, с каким обстоятельством связано такое решение.

Суд, удовлетворяя исковые требования, принял во внимание доказательства, представленные работодателем. В частности, справку ОАО «Чепецкий механический завод», которая предоставлена работодателем.

Действительно, справка работодателя, как и запись в трудовой книжке являются основными доказательствами факта работы с тяжелыми условиями труда, в соответствии с п. 5 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии, Приложение к Постановлению Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N 16/19па.

Однако, указанное доказательство не имеет преимущества перед другими доказательствами, а тем более, если указанное доказательство на предмет его достоверности и достаточности оспаривается органом пенсионного фонда, судом указанное доказательство должно быть проверено на предмет допустимости и достаточности.

Так, по делу В-вой на Чепецком механическом заводе не был определен перечень веществ, применяемых в работе маляров и относящихся к первому, второму, третьему и четвертому классу опасности, в соответствии с ГОСТОМ 12.1 005-88, что требуется п. 3 Постановления КАБИНЕТ МИНИСТРОВ от 26 января 1991 г. N 10 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ СПИСКОВ ПРОИЗВОДСТВ, РАБОТ, ПРОФЕССИЙ, ДОЛЖНОСТЕЙ И ПОКАЗАТЕЛЕЙ, ДАЮЩИХ ПРАВО НА ЛЬГОТНОЕ ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ». Указанная справка работодателя, без проведения соответствующих мероприятий по аттестации рабочих мест, без указания первоисточников, на основании которой была выдана эта справка, не имеет какого-либо доказательственного значения.

А по делу А., так же маляра с веществами не ниже 3 класса опасности, Октябрьский районный суд г. Ижевска пошел еще дальше, чем Глазовский, т.к. удовлетворяя иск, взял за основу справку работодателя вообще надлежащим образом не заверенную. Справка работодателя не содержала основание выдачи, а так же сведения с какими веществами не ниже 3 класса опасности работала истец. На эти недостатки и невозможности принятия справки работодателя в качестве доказательства неоднократно суду указывал представитель ответчика. Однако, суд в нарушение принципа состязательности, взял за основу названную справку, которая никак не могла быть доказательством, с достоверностью подтверждающим факт работы истца маляром с веществами не ниже 3 класса опасности.

Указанная справка по делу А. вообще не соотносилась с другими доказательствами. Так, записи в трудовой книжке свидетельствовали о том, что в спорный период истец работала маляром. В качестве маляра, занятого на работах с применением вредных веществ, истец стала работать только с 3 апреля 1996 года, в соответствии с записью в трудовой книжке за № 8 . По какой причине отсутствовала соответствующая запись о работе с веществами не ниже третьего класса опасности в трудовой книжке истца, и почему справка работодателя выдана за период, не совпадающий с записью в трудовой книжке, следовало установить в ходе судебного разбирательства и предложить истцу представить соответствующие доказательства. Однако, суд уклонился от установления этого очень важного обстоятельства.

Обстоятельства, оспариваемые ответчиком, подлежали доказыванию истцом, в силу ст. 56 ГПК РФ и никакие доказательства не имели преимущества по источнику доказывания, будь то справка работодателя либо иной документ, если он вызывал у другой стороны сомнения.

Таким образом, ответчик оспаривал обоснованность выдачи работодателем уточняющих справок по обоим делам.

В силу этого, на истца возлагалась обязанность по доказыванию факта работы с веществами, не ниже третьего класса опасности. Такие доказательства истцами не были представлены.

Удовлетворяя иск, Октябрьский районный суд дал оценку пенсионным делам других лиц, работавших вместе с истцом. Возможность такого доказывания факта работы с тяжелыми условиями труда, допустима. Однако, в рассматриваемом Октябрьским районным судом деле, чьи пенсионные дела приобщил, суд не поставил на обсуждение возможность вызова указанных лиц в качестве свидетелей. Поэтому, при рассмотрении дела в кассационной инстанции не было понятно, для чего эти пенсионные дела были приобщены, поскольку они подтверждали только факт льготной работы указанных лиц, но не подтверждали факт постоянной занятости истца на работах с этими веществами. В сведениях персонифицированного учета периоды работы указанных лиц работодателем были указаны как периоды работы с тяжелыми условиями труда, а у истца по сведениям персонифицированного учета факт льготной работы работодателем не был указан. Кроме того, у всех лиц, пенсионные дела которых были приобщены к материалам дела, в отличие от истца, имелись уточняющие справки работодателя, не вызывающие сомнение у органа пенсионного фонда, а у некоторых записи в трудовых книжках так же не вызывали сомнение по факту работы в тяжелых условиях труда.

Поэтому, решая вопрос о приобщении к материалам дела пенсионные дела других граждан суду всегда следует обсудить, будут ли иметь они доказательственное значение по рассматриваемому спору. В том случае, если суд решит, что будут – приобщать выписки из пенсионных дел иных граждан и четко оценивать указанные доказательства на предмет относимости к указанному делу, а просто так – незачем загружать лишним объемом гражданское дело. (что часто имеет место по делам Глазовского городского суда, что сразу, во всяком случае у докладчика, создает впечатление, что суд не знает предмет иска, круг подлежащих исследованию доказательств ).

Итог: по малярам, работающим с веществами не ниже 3 класса опасности, доказательствами могут быть:

Запись в трудовой книжке,

Перечень веществ, применяемых в работе маляров и относящихся к первому, второму, третьему и четвертому классу опасности, в соответствии с ГОСТОМ 12.1 005-88, представляемых работодателем;

уточняющая справка работодателя на основании п. 5 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии, Приложение к Постановлению Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N 16/19па, подтверждающая факт работы маляром с веществами не ниже 3 класса опасности со ссылкой на источники выдачи такой справки;

В случае отсутствия вышеперечисленных доказательств, в качестве доказательств могут быть приняты: личная карточка истца, накладные, представляемые работодателем, подтверждающими, что в учреждении, предприятии либо организации, в котором работал истец, поступали вещества не ниже 3 класса опасности, наряды на выполнение определенных работ с веществами не ниже 3 класса опасности, из которых бы усматривалось, что истец работал в составе бригады либо иного структурного подразделения с отпускаемыми для бригады с веществами не ниже 3 класса опасности, приказы работодателя о поощрениях, переводах, из которых бы усматривался факт работы истца с названными веществами, могут быть и пенсионные дела других работников, но, в данном случае необходимо доказать относимость указанных доказательств к рассматриваемому спору.

Кроме вышеназванных доказательств, суду следует предлагать ответчику представлять сведения персонифицированного учета, из которого может усматриваться, как работодатель обозначил спорный период.

Недостатки в записи в трудовой книжке, недостатки в доказательственной базе могут быть восполнены показаниями свидетелей.

Показания свидетелей.

Поскольку неоднократно Верховный суд РФ в своих обзорах указывал, что Гражданско-процессуальные нормы не содержат изъятия в способах доказывания по пенсионным правоотношениям, показания свидетелей, как вид доказательства, является допустимым.

Однако, на этом виде доказательств следует остановиться отдельно, поскольку суды фактически указанное доказательство предпочитают всем другим доказательствам и показаниями свидетелей опровергают письменные доказательства, что недопустимо.

К показаниям свидетелей следует относиться очень критически.

Трудовая книжка в соответствии с Перечнем документов, необходимых для установления трудовой пенсии от 27.02.2007 года № 16\19па, утвержденных Пост. Минтруда РФ и ПФР является основным документом.

Свидетельскими показаниями опровергать записи в трудовой книжке нельзя.

Свидетельские показания могут иметь значение только в случае отсутствия записи в трудовой книжке, неточностей записей в трудовой книжке либо имеет место факт неправильного внесения записи.

К указанному виду доказательств следует прибегать в случае отсутствия иных письменных доказательств либо при наличии неточностей записей в трудовой книжке, при этом не следует забывать, что пенсионное законодательство, исключает возможность подтверждения свидетельскими показаниями характера работы на льготных условиях, в частности в п. 2.4 Положения о порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий (утв. Приказом Министерства соцобеспечения РСФСР от 4 октября 1991 г. N 190). Возможность допроса свидетелей по пенсионным делам предоставлена только гражданско-процессуальными нормами.

В связи с тем, что пенсионное законодательство не урегулировало (не разрешило) порядок подтверждения свидетельскими показаниями факт работы в особых условиях, к которым относятся все виды досрочных пенсий, судам к свидетельским показаниям следует прибегать в случаях, оговоренных законодателем при подтверждении страхового стажа.

Так, в статье 13 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» возможность подтверждения страхового стажа показаниями свидетелей допускается, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника.

Практически аналогичная норма закреплена в п. 28 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утвержденных Правительством РФ от 24.07.2002 года № 555, в соответствии с которым, периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные подпунктом "а" пункта 1 настоящих Правил, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, знающих гражданина по совместной работе у одного работодателя, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно.

К заявлению гражданина об установлении периода его работы по свидетельским показаниям должны быть приложены:

1) документ государственного (муниципального) органа, на территории которого произошло стихийное бедствие, подтверждающий число, месяц, год, место и характер произошедшего стихийного бедствия;

2) документ работодателя или соответствующего государственного (муниципального) органа, подтверждающий факт утраты документов о работе в связи с указанным стихийным бедствием и невозможность их восстановления;

3) справка архивного учреждения или государственного (муниципального) органа, подтверждающая факт отсутствия архивных данных о периоде работы, устанавливаемом по свидетельским показаниям.

В пункте 29 вышеназванных Правил указывается, что при утрате документов о работе и невозможности их получения вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и других подобных причин не по вине работника периоды работы устанавливаются на основании показаний двух или более свидетелей, знающих этого работника по совместной работе у одного работодателя и располагающих документами о своей работе за время, в отношении которого они подтверждают работу гражданина.

К заявлению работника об установлении периода его работы по свидетельским показаниям должен быть приложен документ работодателя либо иные документы, подтверждающие факт и причину утраты документов о работе и невозможность их получения.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что у истца не должно быть документов, подтверждающих факт работы либо записи имеют какие-либо исправления, неточности.

При рассмотрении пенсионных дел следует иметь ввиду, что сведения о работе внесенные на основании первоисточников (приказов, распоряжений) опровергать показаниями свидетелей недопустимо. В том случае, если запись в трудовой книжке не соответствует первоисточнику, работодатель вправе вносить изменения записи в трудовой книжке только в соответствии с пунктами 2.6-2.8 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденного Госкомтрудом СССР по согласованию с ВЦСПС 20.06.1974 года № 1622.5. Исправления могут быть внесены только в случае выявления неправильной или неточной записи сведений о работе, переводе на другую постоянную работу, о награждениях и поощрениях и др. исправление производится администрацией того предприятия, где была внесена соответствующая запись. Администрация по новому месту работы обязана оказать работнику в этом необходимую помощь.

Если предприятие, внесшее неправильную или неточную запись, ликвидировано, исправления могут вноситься правопреемником, а при его отсутствии - вышестоящей организацией, которой было подчинено ликвидированное предприятие.

Исправленные сведения о работе, о переводах на другую постоянную работу, о награждениях и поощрениях и др. должны полностью соответствовать подлиннику приказа или распоряжения. В случае утраты приказа или распоряжения либо несоответствия их фактически выполнявшейся работе исправление сведений о работе производится на основании других документов, подтверждающих выполнение работ, не указанных в трудовой книжке.

Суды могут допрашивать свидетелей в случае невозможности исправления неточных записей в трудовой книжке в силу ликвидации предприятия, учреждения, организации, в которой работал истец либо иных уважительных причин, не позволяющих внести уточнение в записи в трудовой книжке.

Инструкция по заполнению трудовых книжек, Приложение № 1 от 10.10.2003 года № 69 предъявляет более жесткие требования к работодателю и обязывает в п. 3.1. записи о наименовании должности (работы), специальности, профессии с указанием квалификации производятся, как правило, в соответствии со штатным расписанием организации. В случае, если в соответствии с федеральными законами с выполнением работ по определенным должностям, специальностям или профессиям связано предоставление льгот либо наличие ограничений, то наименование этих должностей, специальностей или профессий и квалификационные требования к ним должны соответствовать наименованиям и требованиям, предусмотренным соответствующими квалификационными справочниками.

Изменения и дополнения, внесенные в установленном порядке в квалификационные справочники, штатное расписание организации, доводятся до сведения работников, после чего в их трудовые книжки на основании приказа (распоряжения) или иного решения работодателя вносятся соответствующие изменения и дополнения.

Таким образом, если запись в трудовой книжке соответствует штатному расписанию, приказу о приеме, переводе на другую работу, свидетельские показания не могут служить основанием для исправления внесенных ранее записей.

В иных случаях в штатные расписания, тарификационные списки, расчетные ведомости вносить изменения нельзя. Никакими нормативными актами не предусмотрено внесение изменений в штатные расписания. Это все свидетельствует о фальсификации первоисточников.

Возможно согласиться с внесением изменений в штатное расписание только в том случае, если работодатель был обязан произвести соответствующие изменения в наименовании должности, специальности, профессии, в изменении квалификационных требований на основании нормативных актов либо единых или отраслевых тарифно-квалификационных справочников ( например, если работодатель не внес изменения в записи в трудовой книжке по переименованию «руководителя кружка» на «педагога дополнительного образования» на основании Приказа Минобразования РФ от 25 января 1993 года № 21;

либо как в случае с отделениями анестезиологии-реанимации, когда лечебные учреждения на основании приказов Министерства здравоохранения СССР от 14 апреля 1966 г. N 287 от 19 августа 1969 года № 605 «О МЕРАХ ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ РАЗВИТИЮ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ И РЕАНИМАТОЛОГИИ В СССР» могли создавать отделения анестезиологии-реанимации и должны были их структурно выделить в соответствии со штатными нормативами. В том случае, если работодатель надлежащим образом не обозначил наличие в структуре учреждения здравоохранения отделений анестезиологии-реанимации либо палат интенсивной терапии, суду следует признать возможным допросить свидетелей. Однако, показания свидетелей должны восполняться и другими письменными доказательствами. В частности, по отделениям анестезиологии-реанимации и палат интенсивной терапии должны быть приобщены ежегодные отчеты по количеству больных, видам лечения и оказания медицинской помощи и иные доказательства, подтверждающие факт оказания анестезиолого-реанимационных услуг в комплексе ).

В качестве отрицательного примера неправильного подхода судами к оценке показаний свидетелей следует остановиться на анализе нескольких пенсионных дел.

Сарапульский городской суд, иск П. о восстановлении пенсионных прав и назначении пенсии по п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ»

К спорные периодам работы, исключенным ПФ из подсчета стажа является период работы монтажником в Сарапульском ПМК.

В соответствии с пп.2 п. 1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» досрочная трудовая пенсия по старости назначается ранее возраста, установленного ст. 7 закона мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда не менее 12 лет 6 месяцев и имеют страховой стаж не менее 25 лет.

Согласно позиции 290000а-14612 раздела 27 Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, утвержденного Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 (далее Список № 2) правом на досрочное назначение пенсии обладают монтажники по монтажу стальных и железобетонных конструкций.

В трудовой книжке и других архивных документах профессия истца указана монтажник.

ПМК признано банкротом, уточняющих справок нет.

Фактически весь период работы на тяжелых условиях подтверждается только свидетельскими показаниями. В такой ситуации, судебная коллегия полагает, что суду следовало:

У всех свидетелей запросить трудовые книжки, на предмет совместно работали истцы или нет, не являются ли заинтересованными в исходе дела людьми и допросить их с таким пристрастием, что выяснить все условия работы: какие объекты возводились, был ли истец занят полный рабочий день или нет, откуда свидетель знает, что истец был занят монтажом стальных и железобетонных конструкций, переводился ли на другие работы и очень четко выяснить период работы в тяжелых условиях.

Показания же свидетелей носили настолько общий характер, что фактически из них невозможно было сделать вывод об условиях и характере работы. Суд в решении не указал, какой период подлежит включению в стаж, как период с тяжелыми условиями труда, что является основным требованием по этой категории дел. Это должно быть отражено и в резолютивной части решения, в соответствии со ст. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.2005 года № 25.

Кроме того, показания свидетелей противоречили другим письменным доказательствам. В частности, из архивной справки от 26.07.2006 года № 143 на л.д. 20, что в указанные периоды истец выполнял обязанности штукатура-маляра, с 1 02.1980 года бригадира каменщиков, с 26.04.1984 года каменщиком-монтажником, а с 17.08.1987 года штукатуром-маляром. В приказах о поощрениях должность истца называлась по–разному.

Решение суда было отменено.

При повторном рассмотрении дела суд вообще не проверил факт работы свидетелей вместе с истцом. Но поскольку ответчик не оспаривал факт их совместной работы, судебная коллегия не стала акцентировать на этом внимание.

Но, кроме того, суд вот так выполнил определение судебной коллегии в части устранения несоответствия и противоречия показаний свидетелей приказам о поощрениях в части указания наименования должности, занимаемой истцом. Далее цитата из решения Сарапульского городского суда УР от 3.03.2008 года «Суд так же установил, что имеющиеся в материалах дела разночтения – указания истца П. в некоторых приказах (как правило о поощрении к различным датам) в качестве каменщика, штукатура-маляра связано с низким уровнем качества делопроизводства и уровнем подготовки технического персонала предприятия того времени. Из показаний свидетелей следовало, что приказы готовились различными специалистами, которые не обременяли себя точными указаниями профессии или должности упоминаемых лиц, а заведующая канцелярии П. и Г., не имели полного среднего образования».

Такая оценка доказательств недопустима. Суд не устранил противоречия в доказательствах. На что настраивает суд? На то, что работодатели не отвечают за законность и культуру изготовления внутренних приказов? На то, что органы ПФ должны еще запрашивать профессионализм работников, изготавливающих документы? На то, что непрофессионализм лиц, изготавливающих приказы при рассмотрении пенсионных дел должны иметь какое-либо значение при оценке доказательств?

Оценка доказательств произведена судом поверхностно, без анализа других письменных доказательств. Пробел в оценке доказательств был восполнен судебной коллегией. Как следует из приказа Сарапульской МПМК от 07.05.1987г. должность истца указана как штукатур-маляр. В соответствии с приказом № 103 от 10.08.1987г. истцу предоставлен очередной отпуск за 1986-1987г.г. как штукатуру-маляру, аналогично поименована должность истца и в приказе № 142 от 19.11.1987г. о предоставлении очередного отпуска за 1987-1988 год. Кроме того, как усматривается из ведомости начисления заработной платы за 1987-1988г. должность истца указана также штукатур-маляр. Из показания свидетеля П-юк (работавшей табельщицей) П. работал монтажником до 1987г., а затем перешел работать штукатуром-маляром (том 2 л.д. 102)., и при таких доказательствах, суд все равно включил в стаж весь период работы, что является незаконным. Второе решение суда так же надо было отменять, но поскольку смысл кассационной жалобы в основном сводился к тому, что ответчик просил исключить из подсчета стажа только период, когда истец работал по документам штукатуром-маляром, судебная коллегия по существу оставила решение без изменения, исключив из периодов работ с тяжелыми условиями труда период работы истца, когда не подтверждался факт работы монтажником и подтверждался факт работы штукатуром-маляром с 01.01.1987г. по 30.03.1988 г.

В решении суд обязан указывать периоды работы, подлежащие включению в стаж, что не было сделано по иску П. Сарпаульским городским судом. Это требование вытекает и из п. 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2005 года № 25.

Дело по иску З. (Можгинский городской суд). К спорному периоду работы с 1.02.1982 года по 31.08.1990 года, не включенному в стаж пенсионным фондом, работа истца, в соответствии с записью в трудовой книжке, инструктором по производственному обучению в средней школе. Должность не перечислена ни в одном из Списков. Что делает суд? Допрашивает свидетелей и устанавливает факт работы учителем труда и обязывает назначить пенсию. У суда не было никаких правовых оснований для допроса свидетелей и тем самым опровергать записи в трудовой книжке, которые сделаны на основании приказов о приеме на работу. Решение суда неправильно. Оставлено без изменения в силу только позиции органа пенсионного фонда, который просил назначить пенсию с другой даты, с момента, когда установлен факт работы истца учителем и не оспаривал факт работы учителем труда.

Другой пример, так же оставленный без изменения, в силу той же позиции органа пенсионного фонда.

Дело по иску К. о восстановлении пенсионных прав. (Воткинский городской суд) – к спорному периоду работы относится период работы в качестве концертмейстера в педагогическом училище. Должность не предусмотрена ни одним из Списков от 06.09.1991, 22.09.1999 и от 29.10.2002 года. Как усматривается из материалов дела, приказом ГОУ СПО «…педагогический колледж» № 55 от 12.09.2007 г. К. переведена с должности концертмейстера на должность преподавателя с 01.10.1989г., эти изменения внесены в трудовую книжку, личную карточку, тарификационные списки и лицевые счета. Суд удовлетворил исковые требования, потому что должность преподавателя перечислена всеми Списками. Правовые основания для внесения работодателем изменения в записи в трудовой книжке в наименовании должности отсутствовали. Тем более отсутствуют основания для внесения изменений в штатные расписания, тарификационные списки. Все годы истец получала заработную плату как концертмейстер. Изменения в приказе влияющие на существенные изменения условий труда свидетельствует об осуществлении перевода, который должен производиться в рамках требований трудового законодательства с предварительного согласия работника. Ничего подобного не было. Фактически суд в настоящее время изменил условия трудового договора, имевшие место ранее, что ни одной нормой трудового законодательства не допускается. Рассматривая трудовые споры на соблюдение процедур перевода, увольнения суды всегда обращают внимание и дают оценку незаконным действия работодателя, а в пенсионных правоотношениях, без всяких объективных на то условий суды признают все эти приказы законными, тем самым поощряют недобросовестное поведение как работодателя, так и некоторых представителей истцов. В рассматриваемом деле, перевод с должности концертмейстера осуществлен на должность преподавателя, т.е. на ту должность, которая ни в одном из штатных расписаний не была предусмотрена. Что рассматривал суд, что в качестве значимых обстоятельств определял – непонятно. Суду следовало отказать в назначении пенсии. Поскольку ответчик оспаривал только дату назначения пенсии, в решении суда была изменена только дата назначения пенсии.

Так же была рассмотрена серия дел (Октябрьским районным судом г. Ижевска и Глазовским городским судом УР), когда записи в трудовой книжке о том, что истцы работали инструкторами по физической культуре суды признавали не соответствующими фактическим обстоятельствам и на основании показаний свидетелей либо на основании приказа работодателя об изменении записи в трудовой книжке признавали занимаемые истцами должности, как руководителей по физическому воспитанию, т.е. те должности, которые перечислены в Списках в перечне должностей. При этом, суды не обращали внимание на то, что в штатных расписаниях должности инструктора по физической культуре и руководителя по физическому воспитанию работодателями выделялись отдельно. Указанные должности в ЕТКС выделены так же отдельно. В соответствии с Приложениями № 1 и № 2 к Постановлению Минтруда РФ от 17 августа 1995 г. N 46 «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик по должностям работников учреждений образования Российской Федерации» руководитель физического воспитания и инструктор по физической культуре перечислены в числе специалистов, выделены в отдельные категории должностей с различной оплатой труда по разрядам, и с разными тарифно-квалификационными характеристиками. Таким образом, никаких оснований для выводов о тождестве этих должностей либо о неправильном внесении работодателем записи в трудовую книжку, нет. Должность инструктора по физической культуре Списками не предусмотрена и периоды работы в этом качестве не подлежат включению в стаж. Решения судов были отменены и приняты новые решения об отказе в удовлетворении исков, поскольку суды, без законных на оснований, расширили перечень должностей, предусмотренных в Списках.

Готовясь к рассмотрению гражданских дел следует изучать практику рассмотрения дел Верховным судом РФ, которым отказывается в удовлетворении исков граждан о признании не соответствующим требованиям закона тех или иных пунктов Правил и Списков от 29.10.2002 года № 781, не включающих в частности, заведующих детских садов, директоров некоторых учреждений, перечисленных в разных разделах Списков. Позиция Верховного суда РФ однозначна и понятна – суду не предоставлено право расширять Списки.

В частности, в решении Верховного суда РФ от 21.05.2003 года № ГКПИ 03-439 по иску К. указано, что Списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с подпунктами 7 - 13 пункта 1 статьи 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии утверждаются Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 28 настоящего Федерального закона). Следовательно, законодателем предоставлено право Правительству Российской Федерации утверждать списки должностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в связи с педагогической деятельностью в государственных и муниципальных учреждениях для детей, а также правила исчисления периодов работы и назначения указанной пенсии.

Правительство Российской Федерации, реализуя свои полномочия, 29 октября 2002 г. издало Постановление N 781 "О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Доводы заявителя по сути сводятся к целесообразности включения в Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", работы в должности директора (заведующего) дошкольного образовательного учреждения, что не относится к компетенции суда и не может служить основанием для удовлетворения заявленных требований численными в них должностями и учреждениями.

Аналогичная позиция изложена в РЕШЕНИИ Верховного суда РФ от 25 декабря 2007 г. N ГКПИ07-1036, в РЕШЕНИИ от 6 апреля 2006 г. N ГКПИ06-282 и др.).

Педагогическая нагрузка.

В соответствии с п. 4 Правил от 29.10.2002 года № 781 периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 г. работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 г. - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев определенных настоящими Правилами.

Проблема возникает при подсчете стажа педагогических работников, в случае, когда норма педагогической либо учебной нагрузки за определенный период не выполняется.

Законодателем не урегулирован порядок включения в стаж периодов при частичном выполнении педагогической нагрузки.

Суду при разрешении споров о включении в стаж периодов, когда не вырабатывается педагогическая нагрузка следует иметь ввиду, что педагогическая нагрузка установлена Постановлением Правительства РФ от 18.04.2003 года № 191 «О продолжительности рабочего времени (нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников образовательных учреждений» (далее Постановление Правительства РФ от 18.04.2003 года № 191).

В зависимости от должности и типа образовательного учреждения, педагогическая нагрузка определялась разными нормативными актами.

В соответствии с п. 5 ст. 55 Закона РФ от 10.07.1992 года «Об образовании», ст. 333 ТК РФ для педагогических работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 36 часов.

Некоторым категориям педагогическая нагрузка устанавливалась:

пунктом 2 Приложения № 2 « УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ ТРУДА РАБОТНИКОВ ПРОСВЕЩЕНИЯ» к Постановлению ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 15.07.1964 года № 620 «О повышении заработной платы работников просвещения, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, торговли и общественного питания и других отраслей народного хозяйства, непосредственно обслуживающих население»,

п. 3.1 Рекомендаций о порядке исчисления заработной платы работников образовательных учреждений, являющихся приложением к письму Минобразования РФ № 20-58-196/20-5 от 16.01.2001 года преподавателям учреждений начального и среднего профессионального образования, преподавателям курсов по подготовке к поступлению в учреждения среднего профессионального образования было указано, что ставка заработной платы преподавателям выплачивается за 3 часа в день (720 часов в год).

(выше перечислены не все нормативные акты, регулирующие нагрузку, а только те, которые применялись судебной коллегией при разрешении споров).

При рассмотрении дел суды, при определении педагогической нагрузки должны обращать внимание на то - выполнялась ли указанная нагрузка за оговоренный законодателем период (в день, неделю, месяц, год). Для подсчета стажа следует брать во внимание только периоды, когда выполнялась педагогическая нагрузка. Подсчет стажа путем деления общего количество отработанных часов на предполагаемую нагрузку в день, недопустим. В таком случае 25-летний педагогический стаж можно будет выработать за 5, 10 и так далее лет, только путем отработки большего количества часов за учетный период (например: отработать не 3 часа в день, как требует законодатель в отношении а 9 и 10 часов и т.д.), что противоречит смыслу всего пенсионного законодательства, касающегося права на досрочное назначение пенсии педагогов и нарушает основное требование пенсионного законодательства о необходимости выработать стаж в определенном количестве лет. В частности, в соответствии с п.п. 10 п.1 ст. 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», педагоги должны выработать 25 лет педагогического стажа, а не часов, как вытекает из многих решений судов, отмененных как судебной коллегией, так и надзорной инстанцией.

Судам при рассмотрении этой категории дел, в качестве обстоятельства, подлежащего доказыванию, следует определять - выработал или нет истец педагогическую нагрузку в день, месяц, в год, в зависимости от занимаемой должности и типа образовательного заведения.

Поскольку Правила от 11.07.2002 года № 516 и Правила от 29.10.2002 года № 781 не регулируют порядок и способ исчисления периодов, подлежащих включению в стаж при невыполнении педагогической нагрузки, в отношении педагогических работников следует руководствоваться урегулированной законодателем нормой часов и включать при ее соблюдении весь период, а при несоблюдении указанный период исключать.

(Проанализировать судьям, рассматривающим подобные споры Решение Верховного суда РФ от 10.09.2007 года № ГКПИ07-738 в котором, указано, что порядок исчисления стажа по фактически отработанному времени не распространяется на граждан, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", т.е. для лиц, не менее 25 лет осуществлявших педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.)

Время обучения в ординатуре в стаж по специальности не включается - обзор судебной практики за второй квартал 2007 года.

Период прохождения интернатуры включается в подсчет сроков осуществления лечебной деятельности в календарном исчислении.

Признавая законными выводы Октябрьского районного суда г. Ижевска по иску К., по которым судом отказано во включении в льготном исчислении периода прохождения интернатуры, судебная коллегия указала, что в пункте 2 Постановления СМ РСФСР от 06.09.1991 года № 464 «Об утверждении списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет» и в Перечне структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев", утвержденного постановлением Правительства РФ от 29.10.2002г. N781, перечислены врачи-специалисты, а должность врача-интерна не поименована и выделена как самостоятельная должность, без отнесения ее к числу должностей врачей-специалистов, как пунктом 3 Номенклатуры должностей медицинского и фармацевтического персонала и специалистов с высшим профессиональным образованием в учреждениях здравоохранения, так и пунктом 3.3.1 Положения об оплате работников здравоохранения, утвержденного приказом Минздрава РФ от 15.10.1999г. N377.

Суд правильно принял во внимание, что интернатурой является первичная годичная послевузовская подготовка, то есть специализация по конкретному направлению работы, в связи с чем, выполнение работы по должности врача-интерна и врача-специалиста может отличаться объемом, характером порученных функций, а также степенью ответственности.

Период прохождения интернатуры является продолжением учебного процесса и направлен на обеспечение условия для улучшения качества подготовки врачей-интернов, повышения степени их готовности к самостоятельной профессиональной деятельности, что вытекает из приказа Министерства здравоохранения СССР от 20.01.1982 года № 44 «О мерах по дальнейшему улучшению подготовки врачебных кадров в интернатуре».

В соответствии с Положением об одногодичной специализации (интернатуре) выпускников лечебных, педиатрических и стоматологических факультетов медицинских институтов и медицинских факультетов университетов, являющегося Приложением № 3 к Приказу Министерства здравоохранения СССР от 20 января 1982 года № 44 одногодичная специализация (интернатура) является обязательной формой последипломной подготовки выпускников лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов медицинских институтов и медицинских факультетов университетов, по окончании которой врачам-интернам присваивается квалификация врача-специалиста.

Споры по включению в стаж периодов работы в микропрофилакториях (физиокабинетах ) колхозов.

Есть разная практика рассмотрения споров, когда истцы, работая в микропрофилактории колхоза в качестве медицинских сестер обращались с исками о включении в стаж этого периода работы путем установления тождества работы в должности среднего медицинского персонала фельдшерско-акушерских пунктов. Микропрофилактории либо физиокабинеты колхозов не предусмотрены ни одним из Списков.

Судебная коллегия соглашалась с решениями судов (Первомайский районный суд г. Ижевска по иску П.; Алнашский районный суд по иску М. и др.), которыми было установлено тождество функций, осуществляемых медицинской сестрой в микропрофилактории колхозов медицинской сестре фельдшерско -акушерского пункта.

При разрешении вопроса о возможности включения в стаж осуществления лечебной деятельности в микропрофилактории колхоза следует судам следует устанавливать: тождество функций, направления деятельности, осуществляемые медсестрами ФАП и микропрофилактория. Требования истцов о включении спорных периодов в специальный стаж были основаны на тождественности выполняемых функций, условий и характера деятельности работе в фельдшерско-акушерских пунктах (ФАП), которые согласно номенклатуры учреждений здравоохранения отнесены к лечебно-профилактическим учреждениям и включены во все Списки.

В соответствии с конституционно-правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 18.06.2004г. №197-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Путинцевой Е.Л. и Федоровой Е.С. на нарушение их конституционных прав положениями п.3 ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» и п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.05г. «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» тождественность выполняемых функций, условий и характера деятельности для решения вопроса о включении ее в подсчет льготного стажа для досрочного назначения трудовой пенсии по старости может быть установлена судом исходя из конкретных обстоятельств дела.

Поэтому с учетом предмета и оснований иска суды правомерно подробно исследовали вопрос о характере, условиях работы и функциональных обязанностях истиц в спорные периоды и соотнесли их с работой в аналогичной должности в учреждении, работа в котором дает право на досрочную трудовую пенсию. Вывод суда о тождественности функций, условий и характера деятельности истиц в спорные периоды работе в качестве фельдшера либо медсестер ФАП были подтверждены представленными письменными доказательствами (справками работодателя, техническим паспортами микропрофилактория и ФАП, годовыми отчетами о работе, аттестационными листами и др.), которые в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ оценены судами в их совокупности и взаимосвязи.

Суды правомерно исследовали вопросы о правовом статусе колхозно-совхозных профилакториев, порядке их создания и деятельности. Согласно имеющихся в деле Положений об указанных профилакториях данные учреждения создавались по инициативе органов здравоохранения субъектов в составе ЦРБ или ФАП, ответственность за их деятельность несли главные врачи ЦРБ (заведующие ФАП), их работники функционально подчинялись главному врачу ЦРБ. Материалами дела подтверждено, что функциональные обязанности истиц в спорный период соответствовали основным направлениям деятельности лечебно-профилактических учреждений – ФАП, предусмотренным п.4 «Положения о ФАП», утвержденного приказом Минздрава СССР о 23.09.1981г. Исследованными доказательствами подтверждено выполнение истицами не только профилактических функций, но и оказание медицинской помощи, в том числе лечебной помощи населению. Отчеты о проделанной работе истцами сдавались в ЦРБ. Из отчетов усматривалось оказание медицинское помощи населению по всем направлениям деятельности ФАП. Оттуда же осуществлялось снабжение лечебными препаратами. У некоторых истцов подтверждалось участие их на итоговых отчетных собраниях работников ЦРБ, направление их на курсы повышения квалификации руководителями ЦРБ. Эти выводы судов в решениях подробно мотивированы, они были основаны на полной и всесторонней оценке имеющихся доказательств. Судами допрошены свидетели, подтвердившие факты оказания медицинской помощи истцами, в т.ч. показаниями некоторых свидетелей подтверждалось оказание медицинской помощи по направлениям врачей ЦРБ. Решения судов были оставлены без изменения, поскольку оснований для их переоценки судебная коллегия не усмотрела.

В то же время, судебная коллегия оставила без изменения решение Киясовского районного суда по иску Е., которым было отказано в удовлетворении иска о восстановлении пенсионных прав. Свои требования истица мотивировала тем, что она обратилась к ответчику с заявлением о назначении пенсии, как лицу, осуществлявшему лечебную деятельность по охране здоровья населения. Решением от 31 января 2005 года ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, ввиду исключения из подсчета стажа периода работы в должности медицинской сестры процедурного кабинета колхоза «Р…», как работу в учреждении, не предусмотренном соответствующим разделом Списка. Истица просила признать незаконным отказ в назначении досрочной трудовой пенсии, включить в стаж период работы медицинской сестры в процедурном кабинете колхоза «Р…» с 20 июня 1986 года по 10 января 1997 года.

Оставляя без изменение решение суда, судебная коллегия указала, что суд правильно сослался, что спорный период работы истицы может быть оценен на основании в Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781 либо Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденного Постановлением СМ РСФСР от 6.09.1991 года № 464, действовавшего в спорный период.

Список от 6.09.1991 года № 464 не содержал конкретный перечень учреждений, работа в которых предоставляла право на пенсию по выслуге лет. В связи с этим, для определения перечня учреждений следует руководствоваться Номенклатурами учреждений здравоохранения, перечисленных, в Приложении 3 к Приказу Минздрава РФ от 23.11.1992 года № 301 Об оплате труда работников здравоохранения и в Приложении № 3 к Положению об оплате труда работников здравоохранения РФ к Приказу Минздравмедпрома РФ от 20.02.1995 года № 35, в которых в числе амбулаторно-поликлинических учреждений перечислены фельдшерско-акушерские пункты и отсутствует процедурный кабинет колхоза.

Такого учреждения, как процедурный кабинет колхоза в числе перечня учреждений не содержит и Список от 29.10.2002 года.

Требования истца о включении спорного периода в специальный стаж были основаны на тождественности выполняемых ею функций, условиям и характеру деятельности в фельдшерско-акушерских пунктах (ФАП), которые согласно номенклатуры учреждений здравоохранения отнесены к лечебно-профилактическим учреждениям.

С учетом предмета и оснований иска, суд правомерно подробно исследовал вопрос о характере, условиях работы и функциональных обязанностях истицы в спорные периоды.

Судом допрошены свидетели.

Однако, по мнению суда, с которыми соглашается судебная коллегия, истцом не представлено достаточных доказательств, с достоверностью подтверждающих тождественность выполняемых ею функций медицинской сестры процедурного кабинета должности медицинской сестры фельдшерско-акушерского пункта.

Истцом не представлены должностные обязанности, выполняемые ею в процедурном кабинете, не представлены должностные обязанности медицинской сестры фельдшерско-акушерского пункта для выяснения и соотнесения объема и характера выполняемых ею функций с работой в аналогичной должности в учреждении, работа в котором дает право на досрочную трудовую пенсию.

Довод истца о тождественности функций, условий и характера деятельности в спорные периоды работе в качестве медицинской сестры ФАП не подтвержден ни одним письменным доказательством, которыми могли быть справки работодателя, отчеты, представляемые истицей по итогам своей работы в ЦРБ, отчеты о движении медикаментов и медоборудования.

Истцу следовало подтвердить, что ее функциональные обязанности соответствовали основным направлениям деятельности лечебно-профилактических учреждений – ФАП, предусмотренным п.4 Положения о фельдшерско-аукшерском пункте, утвержденного приказом Минздрава СССР о 23.09.1981г.

Показания свидетелей носили общий характер. Показания свидетелей, в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ, судом оценены в их совокупности и взаимосвязи.

Единственная тетрадь об оказании первой помощи за 1987-1988 годы действительно подтверждала факт оказания лечебной помощи населению. Но относимость указанного доказательства к выполнению истцом, а не кем-либо другим лицом, указанной помощи и допустимость такого доказательства, которая не содержит кем она заполнялась, кем проверялась, являлись ли сведения, содержащиеся в тетради предметом оценки руководства органов здравоохранения района на предмет соответствия указанной деятельности требованиям законодательства об охране здоровья населения, вызывала сомнения.

Выводы суда, которым суд не принял во внимание показания свидетеля К., в решении подробно мотивированы, они основаны на полной и всесторонней оценке имеющихся доказательств. Оснований для их переоценки судебная коллегия не усмотрела.

Поэтому с учетом недоказанности тождества выполняемых истицей обязанностей, условий и характера ее деятельности медицинской сестры процедурного кабинета колхоза «Р…» работе в лечебно-профилактическом учреждении в виде фельдшерско-акушерского пункта, работа в котором дает право на досрочное назначение пенсии, правомерным является вывод суда об отсутствии основания для решения вопроса о назначении истцу досрочной трудовой пенсии по старости, как лицу, осуществлявшему лечебную деятельность.

В соответствии со Списком от 6.09.1991 года № 464 правом выхода на пенсию по выслуге лет обладали средний медицинский персонал лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологический учреждений всех форм собственности, т.е. если учреждение входило в список, не имело значение было ли оно государственным либо кооперативным (колхозным), таким образом доводы кассационной жалобы, со ссылкой на Постановление Конституционного суда РФ от 3.06.2004 года № 11-П основаны на неправильном толковании указанного акта высшего судебного органа, которое к спорным правоотношениям неприменимо.

Споры по выплате продовольственного пайка 20 руб. военнослужащим и работникам МВД.

Практику следует изменить на основании ОБЗОРА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2007 ГОДА в котором под вопросом 5 было указано: Подлежат ли пересмотру пенсии в связи с увеличением месячной стоимости продовольственного пайка лицам, проходившим военную службу (с учетом определения Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2004 г. N КАС 01-370) за период до 4 октября 2001 г.?

Правовая позиция, изложенная в ответе, опубликованном в Обзоре законодательства и судебной практики за 3 квартал 2004 г. (ответ на вопрос N 17), применению не подлежит.

Ответ: В силу ст. 49 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (в редакции, действовавшей до 1 января 2008 г.) порядок пересмотра пенсий лицам, которым пенсии назначались в соответствии с вышеназванным Законом, определялся Правительством Российской Федерации.

Указанный порядок устанавливался Постановлением Совета Министров Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхурочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации".

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2001 г. N КАС 01-370 отменено решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 августа 2001 г. и признаны незаконными п. 8, подп. "б" п. 9, подп. "б" п. 14 Постановления Совета Министров Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхурочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" в части пересмотра пенсий без учета времени увеличения месячной стоимости соответствующего продовольственного пайка, выдаваемого военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава.

В силу ч. 3 ст. 239-8 ГПК РСФСР (действовавшей на момент вынесения определения от 4 октября 2001 г.) нормативный акт или отдельная его часть, признанные незаконными решением суда, считались недействующими с момента вступления этого решения в законную силу.

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2004 г. разъяснено, что п. 8, подп. "б" п. 9, подп. "б" п. 14 Постановления Совета Министров Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхурочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" признаны незаконными и недействующими с момента вступления решения суда в законную силу.

Кассационное определение вступает в законную силу с момента его вынесения (ст. 367 ГПК РФ, ст. 312 ГПК РСФСР, действовавшего во время вынесения кассационного определения от 4 октября 2001 г.).

По смыслу ст. 125 Конституции Российской Федерации и правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 16 июня 1998 г., от 11 апреля 2000 г., от 18 июля 2003 г. и от 27 января 2004 года, решение Верховного Суда Российской Федерации, которым акт Правительства Российской Федерации (если его проверка судом общей юрисдикции допустима) признан противоречащим федеральному закону, не является подтверждением недействительности нормативного акта Правительства Российской Федерации, его отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание недействующим и, следовательно, не подлежащим применению с момента вступления решения суда в силу.

Таким образом, признание п. 8, подп. "б" п. 9, подп. "б" п. 14 Постановления Совета Министров Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 недействующими с 4 октября 2001 г. и утрата в связи с этим вышеназванными нормами силы означает, что они не могут применяться с момента вынесения определения Кассационной коллегией Верховного Суда Российской Федерации.

Признав названные правовые нормы недействующими с момента вынесения кассационного определения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, тем самым, допустила действие этих норм до момента вынесения определения от 4 октября 2001 г.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" с последующими изменениями вступившие в законную силу постановления, в частности, федеральных судов, являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Исходя из изложенного пенсии лицам, проходившим военную службу, за период до 4 октября 2001 г. в связи с увеличением месячной стоимости продовольственного пайка (с учетом определения Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2004 г. N КАС 01-370) не могут быть пересчитаны.

По иным категориям дел, в частности, касающиеся повышения пенсий, в связи с повышением окладов по занимаемой должности и за воинское звание военнослужащим практика рассмотрения споров сохраняется.

Подготовлено судьей Верховного суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И.


опубликовано 22.03.2010 07:39 (МСК), изменено 02.03.2017 14:46 (МСК)