Arms
 
развернуть
 
426039, г. Ижевск, Воткинское шоссе, д. 140
Тел.:  (3412) 46-00-40
industrialny.udm@sudrf.ru
426039, г. Ижевск, Воткинское шоссе, д. 140Тел.:  (3412) 46-00-40industrialny.udm@sudrf.ru
Документы суда
27.06.08 Обобщение практики рассмотрения в 2007 году мировыми судьями дел об административных правонарушениях
ОБОБЩЕНИЕ

практики рассмотрения в 2007 году мировыми судьями Удмуртской Республики дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст.ст. 12.8, 12.26 КоАП РФ, производство по которым было прекращено, а также рассмотрения судьями районных (городских) судов жалоб (протестов), повлекших отмену постановлений мировых судей по делам об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст.ст. 12.8, 12.26 КоАП РФ

Не смотря на то, что КоАП РФ введен в действие и применяется судьями с 1 июля 2002 года, а также на то, что Верховным судом Удмуртской Республики регулярно проводятся мероприятия по разъяснению его положений, применение Кодекса по прежнему вызывает затруднения.

Обобщение судебной практики проведено на основании поступивших в Верховный суд Удмуртской республики копий постановлений мировых судей, а также решений судей районных (городских) судов Удмуртской Республики, вынесенных в 2007 году.

Всего было изучено порядка 900 постановлений и решений.

Отложение рассмотрения дел

Изучение практики рассмотрения дел и жалоб (протестов) на постановления о назначении наказания по делам об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст.ст. 12.8, 12.26 КоАП РФ, показало, что мировыми судьями достаточно часто прекращается производство по делам об административных правонарушениях за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности по причинам неоднократного отложения рассмотрения дел по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или его защитника в связи с болезнью указанного лица, нахождением его в командировке и т.п. При этом зачастую отложение рассмотрения дела происходит не смотря на то, что указанное лицо было надлежащим образом уведомлено о месте и времени рассмотрения дела, а в некоторых случаях у него имелся защитник, который и заявлял (подавал) указанные выше ходатайства.

Например, мировой судья судебного участка №2 Ленинского района г. Ижевска Рябов Д.Н. на основании п.6 ст.24.5 КоАП РФ прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении гр. М. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Правонарушение совершено 09 марта 2007 года.

Причиной прекращения дела послужил тот факт, что гр. М. накануне судебного заседания заболел и, начиная с 10 апреля 2007 года и по 11 мая 2007 года, находился на стационарном лечении во второй клинической больнице г.Ижевска. Постановлением мирового судьи от 11 мая 2007 года производство по делу прекращено в виду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности.

Вместе с тем, практика обязательного удовлетворения ходатайств об отложении рассмотрения дела по указанным выше основаниям не соответствует положениям ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ и ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ. Из положений данных статей следует, что удовлетворение или не удовлетворение указанных выше ходатайств, при условии надлежащего извещения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, законодатель относит к компетенции судьи, на рассмотрение которого передано дело об административном правонарушении. В данном случае представляется, что основным критерием, которым надо руководствоваться при решении вопроса об отложении рассмотрения дела является его подготовленность к рассмотрению по существу и должно происходить в случае неполноты или наличия противоречий в материалах дела, которая не может быть восполнена при его рассмотрении в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Указанная позиция подтверждается также разъяснениями, данными в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2006 года (Вопрос 14). Кроме того, при возникновении подобных ситуаций судьям следует учитывать, что положения действующего КоАП РФ не препятствуют лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в случае невозможности явки на рассмотрение дела, представлять судье, на рассмотрение которого оно передано, свои возражения (объяснения) в письменном виде, а также представлять иные доказательства своей невиновности.

Необходимо отметить, что указанные выше нарушения стали возможными во многом по причине неверного толкования положений КоАП РФ судьями районных (городских) судов.

Так, судья Завьяловского районного суда УР Кутергина Т.Ю. в решении от 19.10.2007 года по жалобе М. на постановление мирового судьи судебного участка № 3 Завьяловского района УР, которым он был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст.12.26 КоАП РФ, установила, что на момент рассмотрения дела у мирового судьи имелись сведения о надлежащем извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, ходатайств об отложении рассмотрения дела от него не поступало. Вместе с тем судья районного суда, учитывая, что в связи со срочной госпитализацией накануне судебного заседания М. был лишен возможности известить об этом суд, признала причину его неявки на рассмотрение дела к мировому судье уважительной и по этому основанию отменила постановление мирового судьи, а производство по делу об административном правонарушении прекратила в связи с истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.

Однако судья районного суда не учла, что КоАП РФ не содержит такого основания для отмены постановления по делу об административном правонарушении, а какие либо процессуальные нарушения, тем более существенные, при рассмотрении дела в таком порядке не усматриваются.

Подобная ситуация, когда основанием к отмене постановления о назначении наказания послужило не удовлетворение ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении в связи с нахождением его на лечении, имела место и при рассмотрении 17.07.2007 года жалобы У. судьей Индустриального районного суда г.Ижевска УР Андрияновым А.В. на постановление мирового судьи судебного участка № 6 Индустриального района г.Ижевска УР от 22.05.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ. При этом судья указал, что рассмотрение дела в отсутствие У. существенно нарушило его права, однако, каким образом и какие конкретно права были нарушены, в решении не указано, а из его текста следует, что дело было рассмотрено с соблюдением положений ч.2 ст.25.1 КоАП РФ.

Аналогичная ситуация имела место и при рассмотрении 14.09.2007 года жалобы Х. судьей Ленинского районного суда г.Ижевска УР Ткачевым А.В. на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Ленинского района г.Ижевска УР от 15.08.2006 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ.

Указанные выше случаи не единичны и имеют место не только при рассмотрении жалоб судьями районных судов г.Ижевска, но и судьями других районных (городских) судов УР.

Следует особо отметить, что в отдельных случаях судьи районных (городских) судов УР в качестве основания отмены постановления мирового судьи указывают отсутствие у мирового судьи при рассмотрении дела об административном правонарушении сведений об извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени его рассмотрения на том основании, что уведомление о вручении извещения с соответствующей отметкой поступает судье после или в день рассмотрения дела.

В качестве примера можно привести рассмотрение 25.10.2007 года жалобы И. судьей Воткинского городского суда УР Леконцевым А.П. на постановление мирового судьи судебного участка № 3 г.Воткинска УР от 28.07.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ. Так, судья районного суда при рассмотрении жалобы установил, что судебное извещение было возвращено на судебный участок в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, информация о возвращении датирована 28.07.2007 года, но поступила лишь 30.07.2007 года. На основании изложенного, указав, что на день рассмотрения дела мировой судья не обладал данными об уведомлении И., судья районного суда признал, что дело было рассмотрено мировым судьей с нарушением положений ст.25.1 КоАП РФ, и на этом основании подлежит отмене, а производство по делу об административном правонарушении - прекращению.

Вместе с тем, указанное выше обстоятельство существенным нарушением признано быть не может, т.к., во-первых, не свидетельствует о фактическом отсутствии указанных выше сведений у мирового судьи (они могли быть получены по телефону или иным способом) и во – вторых, существенное значение в данном случае имеет лишь то, когда было вручено соответствующему лицу извещение или установлено его отсутствие по указанному адресу. Существенным данное нарушение может быть признано лишь тогда, когда соответствующее лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, было извещено о рассмотрении дела, либо установлено его не проживание по указанному им в протоколе об административном правонарушении адресу фактически уже после рассмотрения дела об административном правонарушении по существу.

Также особого внимания заслуживают случаи, когда постановление мирового судьи отменяется судьей вышестоящего суда по причине отсутствия при рассмотрении дела защитника, с которым лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, заключило соглашение.

Так, 20.09.2007 года судьей Воткинского городского суда УР Акуловой Е.А. была рассмотрена жалоба М. на постановление мирового судьи судебного участка № 4 г.Воткинска УР от 21.08.2007 года, которым М. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст.12.26 КоАП РФ. Из решения судьи следует, что о рассмотрении дела М. был извещен надлежащим образом, при этом им, а также адвокатом П. было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания в связи с нахождением адвоката в командировке в г. Сарапул УР. По результатам рассмотрения ходатайства мировым судьей было вынесено определение, которым в удовлетворении ходатайства отказано по тем основаниям, что М. не представлены доказательства заключения договора с адвокатом П. Судья городского суда, не согласившись с мировым судьей, указал, что наличие заявления адвоката П. об отложении судебного заседания уже само по себе свидетельствует о заключении с ним договора М. и о намерении адвоката участвовать при рассмотрении дела. На этом основании судья признал, что в удовлетворении ходатайства М. об отложении рассмотрения дела мировым судьей было отказано не обоснованно, что повлекло нарушение прав М., предусмотренных ст.25.1 КоАП РФ, в частности на защиту, и отменил постановление мирового судьи, а производство по делу прекратил за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Подобная ситуация, когда постановление о назначении наказания было отменено по причине отклонения мировым судьей ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и его защитника об отложении рассмотрения дела в связи с занятостью последнего, имела место и при рассмотрении 15.08.2007 года жалобы Ч. судьей Каракулинского районного суда УР Чистяковым И.В. на постановление мирового судьи судебного участка Каракулинского района УР от 26.07.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

Вместе с тем, действующий КоАП РФ не содержит требования обязательного участия защитника, также как и назначения его судьей, при рассмотрении дела об административном правонарушении, а тем более лица, полномочия которого не подтверждены соответствующими документами, указанными в ч.3 ст.25.5 КоАП РФ. Не предусматривает действующее законодательство и такого основания для отложения рассмотрения дела как отсутствие возможности у защитника явиться на его рассмотрение в связи с занятостью. Таким образом, указанные решения нельзя признать законными, вынесенными на основании действующего КоАП РФ.

Нельзя признать обоснованной и позицию судей, признающих не извещенными надлежащим образом лиц, которые на момент извещения по указанному в протоколе об административном правонарушении адресу места жительства отсутствовали в связи с нахождением на лечении в стационаре, в командировке, в отпуске и т.д., когда почтовые извещения возвращаются судье с отметкой об истечении сроков хранения (фактически не явкой адресата на почту для получения соответствующего судебного извещения) или об отсутствии адресата по указанному адресу, а также когда в деле имеются иные сведения, в том числе и сообщения лиц проживающих по указанному адресу, о фактическом не проживании по нему извещаемого лица. При этом, представленные впоследствии в районный суд, лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, сведения (авиабилеты, командировочное удостоверение, справка о нахождении на лечении в стационаре и т.д.) подтверждающие его нахождение в момент извещения о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении в командировке, в отпуске, на стационарном лечении и т.д. свидетельствуют о фактическом не проживании в данный период времени лица, по указанному им адресу места жительства. Указанные обстоятельства, с учетом разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в п.6 постановления от 24.03.2005года№5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", свидетельствуют о надлежащем извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

В качестве примера изложенного выше, можно привести решение судьи Игринского районного суда Захарьиной Р.Р. от 29.06.2007 года, которым было отменено постановление мирового судьи судебного участка № 2 Игринского района УР от 16.05.2007 года по делу об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Д. Так, при рассмотрении жалобы Д. судья установила, что 12.05.2007 года по его месту жительства было направлено извещение о рассмотрении дела об административном правонарушении, однако, корреспонденция вернулась с отметкой «отсутствие адресата по указанному адресу». Из текста решения следует, что Д. в суде показал, что о месте и времени судебного заседания он не знал, т.к. в указанный период находился за пределами УР. Наличие каких-либо доказательств, опровергающих его показания в этой части, судьей не установлено. На основании изложенного судья установила, что поскольку о рассмотрении дела об административном правонарушении 16.05.2007 года лицу, привлеченному к административной ответственности известно не было, следовательно, и данных о его надлежащем извещении о рассмотрении дела 16.05.2007 года у мирового судьи не имелось, что лишило Д. возможности воспользоваться правами, предусмотренными ч.1 ст.25.1 КоАП РФ и послужило основанием к отмене постановления и прекращению производства по делу об административном правонарушении за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Подобная ситуация имела место и при рассмотрении 08.10.2007 года жалобы Ж. судьей Глазовского городского суда УР Резеновой Л.А. на постановление мирового судьи судебного участка № 4 г.Глазова УР от 20.08.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

Так, мировой судья, рассматривая дело об административном правонарушении установил, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении - Ж., на рассмотрение дела не явился, о времени и месте рассмотрения дела был надлежаще извещался по известному месту жительства, с ходатайством об отложении рассмотрения дела не обращался. Это подтверждается рапортом инспектора ДПС УВД г.Глазова и Глазовского района и актом секретаря судебного заседания.

Рассматривая жалобу Ж. судья городского суда установила, что Ж. в период с 25.07.2007 года по 17.08.2007 года находился на стационарном лечении. Согласно рапорта ИДПС ГАИ УВД по г.Глазову и Глазовскому району от 20.08.2007 года, он, по определению мирового судьи судебного участка №4 г.Глазова УР совместно с другим сотрудником милиции пытался исполнить привод Ж. и со слов женщины, представившейся его бывшей женой, установил, что последний в настоящее время по данному адресу не проживает. Согласно акту секретаря судебного заседания судебного участка № 4 г.Глазова УР, 17.08.2007 года она выходила по указанному в протоколе об административном правонарушении адресу места жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, для вручения судебного извещения на имя Ж. о явке к мировому судье 20.08.2007 года для рассмотрения дела об административном правонарушении. При этом, со слов женщины, представившейся бывшей женой Ж., было установлено, что последний по данному адресу не проживает.

При указанных обстоятельствах судья городского суда, не имея на то предусмотренных законом оснований, посчитала, что дело рассмотрено с нарушением положений ст.25.1 КоАП без надлежащего извещения Ж. о месте и времени его рассмотрения. Постановление о назначении наказания было отменено, а производство по делу об административном правонарушении прекращено.

Сходная ситуация имела место и при рассмотрении 09.10.2007 года жалобы Вологдина К.В. судьей Глазовского городского суда УР Поздеевым В.Г. на постановление мирового судьи судебного участка № 4 г.Глазова УР от 22.08.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ.

Разрешение ходатайств о передаче дела

для рассмотрения по месту жительства

Изучение практики рассмотрения дел указанной категории показало, что в отдельных случаях у судей возникают сложности при разрешении ходатайств лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, поданных в порядке ч.1 ст.29.5 КоАП РФ, о рассмотрении дела по месту жительства.

Так, 12.03.2007 года сотрудниками полка ДПС ГИБДД МВД по УР в отношении гражданина Д. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ.

21 марта 2007 года протокол об административном правонарушении в отношении гр. Д. поступил на рассмотрение мировому судье судебного участка №6 Индустриального района г.Ижевска Софиной С.Г. (по месту совершения правонарушения).

26 апреля 2007 года Д. заявил ходатайство о направлении дела для рассмотрения по адресу места его жительства: г.Ижевск, ул. Новостроительная, д. …, кв. ….

В тот же день мировой судья судебного участка №6 Индустриального района г.Ижевска Софина С.Г ходатайство удовлетворила и дело было направлено для рассмотрения мировому судье судебного участка №3 Ленинского района г.Ижевска.

Представляется, что основания для удовлетворения данного ходатайства отсутствовали. Представленная заявителем в обоснование ходатайства светокопия договора найма жилого помещения, заключенного между Д. (Наниматель) и гр. К. (Собственник), не может служить достоверным доказательством факта постоянного или преимущественного его проживания по указанному выше адресу. При составлении протокола об административном правонарушении Д. указал, что он проживает в Якшур – Бодьинском районе, где зарегистрирован по месту жительства. В соответствии с Законом РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" регистрация гражданина по месту жительства носит уведомительный характер и о том, «постоянно» проживает гражданин в данном месте или нет, следует судить из факта его регистрации.

Некоторые судьи не обоснованно не признают в качестве ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, запись сделанную в соответствующей графе протокола об административном правонарушении, подписанного указанным лицом.

Также в некоторых случаях судьи признают существенными недостатки протокола об административном правонарушении, которые при более внимательном рассмотрении таковыми не являются. Например, при рассмотрении 26.01.2007 года жалобы Р. на постановление мирового судьи судебного участка Глазовского района УР, и.о. мирового судьи судебного участка № 4 г.Глазова УР, от 23.11.2007 года по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ, судья Глазовского городского суда УР Петров К.Н. в решении указал, что в материалах дела об административном правонарушении отсутствует ходатайство Р. о рассмотрении дела по месту жительства, а также определение должностного лица об удовлетворении такого ходатайства.

Вместе с тем, в протоколе об административном правонарушении в соответствующей графе о направлении протокола для рассмотрения по месту жительства или учета транспортного средства содержится запись о рассмотрении его в г.Глазове УР (правонарушение совершено в Балезинском районе УР). При этом, из протокола однозначно не представляется возможным определить по месту жительства или учета транспортного средства должен быть направлен протокол. Местом жительства Р. и учета транспортного средства, как следует из протокола, является г.Глазов.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что Р. протокол подписан, против рассмотрения дела в г.Глазове не возражал ни при составлении указанного протокола ни впоследствии, до рассмотрения жалобы судьей городского суда, двухмесячный срок данности привлечения к административной ответственности на момент вынесения мировым судьей постановления не истек, а также того, что исходя из положений ч.4 ст.29.5 КоАП РФ, в соответствии с которой должностное лицо, составившее протокол о правонарушении, за совершение которого предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, вправе направить материалы на рассмотрение судье по месту учета транспортного средства, указанный недостаток протокола об административном правонарушении не может быть признан существенным, влекущим отмену постановления мирового судьи. Кроме того, он мог быть устранен при рассмотрении жалобы судьей городского суда, вызовом в качестве свидетеля должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении.

Исчисление сроков

При проведении обобщения также установлено, что у некоторых судей возникают сложности с исчислением сроков давности привлечения к административной ответственности, в том числе и при приостановлении его течения предусмотренном ч.5 ст.4.5 КоАП РФ.

Так, по указанному выше делу об административном правонарушении 02.05.2007 года возбужденное в отношении Д. дело поступило на рассмотрение мировому судье судебного участка №3 Ленинского района г.Ижевска Юдиной Е.В.

Рассмотрение дела неоднократно откладывалось по причине болезни Д. и 18.05.2007 года производство по нему было прекращено в виду истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

При этом мировой судья Юдина Е.В., принимая такое решение, не учла положения п.5 ст.4.5 КоАП РФ, где указано, что в случае удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении о рассмотрении дела по месту жительства данного лица срок давности привлечения к административной ответственности приостанавливается с момента удовлетворения данного ходатайства до момента поступления материалов дела судье по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

С учетом положений вышеуказанного Закона срок давности привлечения Д. к административной ответственности истекал 22.05.2007 года.

Заслуживает внимания не верное толкование некоторыми судьями указанных выше положений ч.5 ст.4.5 КоАП РФ.

Так, судья Малопургинского районного суда УР Уржумов Б.А. при рассмотрении жалобы Е. на постановление мирового судьи судебного участка Малопургинского района УР от 01.10.2007года, которым он был привлечен к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ, установил, что 23.07.2007 года инспектором ДПС в отношении Е. составлен протокол об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ имевшем место 23.07.2007 года на 16 км автодороги Ижевск-Воткинск.

По ходатайству Е. мировым судьей судебного участка №3 Завьяловского района УР определением от 15.08.2007 года протокол и другие материалы дела были переданы на рассмотрение мировому судье судебного участка Малопургинского района УР.

Далее судья указал, что из штампа Завьяловского отделения почты следует, что административное дело согласно определения мирового судьи судебного участка № 3 Завьяловского района УР от 15.08.2007 года сдано в отделение связи 21.08.2007 года и согласно отметки на административном материале поступило мировому судье судебного участка Малопургинского района УР 24.08.2007 года, т.е. в течении 3 дней, следовательно, 2-х месячный срок привлечения к административной ответственности истек 28.09.2007 года. Таким образом, судья районного суда, признавая правомерность передачи дела и приостановление течения срока давности, необоснованно, без учета положений п.5 ст.4.5 КоАП РФ указал, что срок давности истек 28.09.2007 года в то время как последним днем указанного срока, исходя из указанных в решении обстоятельств дела, является 02.10.2007 года.

В связи с изложенным следует признать неверной позицию судей, считающих, что указанный ст.4.5 КоАП РФ двухмесячный срок давности привлечения к административной ответственности должен приостанавливаться лишь на срок непосредственной пересылки материалов дела, а не с момента удовлетворения соответствующего ходатайства и до момента поступления его мировому судье, как это указано в ч.5 ст. 4.5 КоАП РФ.

Такое нарушение также было допущено судьей Кизнерского районного суда УР Агафоновой З.А. при рассмотрении жалобы С. на постановление мирового судьи судебного участка Кизнерского района УР от 29.12.2006 года, которым он был привлечен к административной ответственности по ст.12.26 КоАП РФ.

В соответствии с разъяснениями, данными в п.14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005года№5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", истечение сроков привлечения к административной ответственности на время пересмотра постановления не влечет за собой его отмену и прекращение производства по делу, если для этого отсутствуют иные основания.

Изложенное учитываются не всеми судьями УР. Так судья Алнашского районного суда УР Краснов Ю.К., при рассмотрении 17.08.2007 года жалобы К. на постановление мирового судьи судебного участка Алнашского района УР от 24.07.2007 года, которым он был привлечен к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, указал, что жалоба К. на постановление мирового судьи и материалы по делу об административном правонарушении в отношении него в Алнашский районный суд поступили по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения и, сославшись на п.6 ст.24.5 КоАП РФ отменил постановление мирового судьи, производство по делу прекратил. При этом постановление о назначении наказания было вынесено мировым судьей с соблюдением двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, а иные основания для его отмены в решении судьи районного суда не указаны.

В заключение представляется целесообразным еще раз напомнить судьям, что в соответствии с п.14 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005года№5 срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется по общим правилам исчисления сроков - со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения, например, если правонарушение совершено 20 марта, то последним днем срока давности привлечения к административной ответственности, когда еще можно вынести постановление о назначении наказания, является 20 мая.

Медицинское освидетельствование на состояние опьянения

и оценка акта медицинского освидетельствования.

Несмотря на неоднократно проводимые Верховным судом УР учебы, где обращалось внимание судей на то, что они должны проверять лишь соблюдение врачами процедуры проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянение водителей транспортных средств и не могут анализировать правильность данного врачом заключения, подобная практика в деятельности судов продолжается.

Так, 24.07.2007 года мировой судья судебного участка №2 Увинского района УР Лобанов Е.В., рассмотрев материалы по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении гр. Спиридонова Ю.П. вынес постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Постановление о прекращении производства по делу мотивировано несогласием судьи с заключением врача «Алкогольное опьянение», в виду того, что при описанных в Акте признаках состояние алкогольного опьянения диагностировать невозможно (судья посчитал, что отсутствуют клинические признаки опьянения, а наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе не может свидетельствовать об алкогольном опьянении). При этом, Акт медицинского освидетельствования составлен по установленной форме. Данных о нарушении процедуры медицинского освидетельствования в деле не имеется.

Аналогичная ситуация имела место и при рассмотрении 19.02.2007 года мировым судьей судебного участка № 1 г.Сарапула УР Мосалевой О.В. дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, в отношении К. Мировой судья в постановлении указав, что данные химико-токсикологического исследования не подкреплены клиническими признаками опьянения, признала акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения, которым К. был признан находящимся в состоянии наркотического опьянения, недостаточным и недостоверным доказательством и на основании этого прекратила производство по делу об административном правонарушении за отсутствием состава правонарушения.

Также имеют место случаи, когда судьями принимаются в качестве допустимого доказательства протоколы медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения. Вместе с тем, указанный протокол составляется в соответствии с временной инструкцией Минздрава СССР от 01.09.1988 № 06-14/33-14 "О порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения", которая, как и методические указания Минздрава СССР от 02.09.1988 № 06-14/33-14 "Медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения", в связи с изданием приказа Минздрава РФ от 12.08.2003 № 399 не применяется на территории Российской Федерации в части медицинского освидетельствования на состояние опьянения лиц, управляющих транспортными средствами. Более того, и сам протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения не применяется на территории Российской Федерации в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 21.06.2003 № 274.

В качестве положительного примера того, как указанный выше протокол послужил основанием к прекращению производства по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ, можно привести дело об административном правонарушении в отношении Б., которое было рассмотрено 09.10.2007 года мировым судьей судебного участка № 6 Устиновского района г.Ижевска УР Поляковым Д.В.

Аналогичная ситуация имела место и при рассмотрении 05.04.2007 года мировым судьей судебного участка № 3 Первомайского района г.Ижевска УР (и.о. мирового судьи судебного участка № 1 Первомайского района г.Ижевска УР) Алабужевой С.В. дела об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.26 КоАП РФ, в отношении С.

Изучение судебной практики также показало, что некоторые судьи к оценке акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения подходят не правильно, признавая его недопустимым доказательством при отсутствии достаточных к тому оснований.

В качестве такого примера можно привести решение судьи Балезинского районного суда УР Кашкаровой Е.Б. от 13.04.2007 года по жалобе С. на постановление о назначении наказания мирового судьи судебного участка № 2 Балезинского района УР по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ. Так, исходя из содержания акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения и пояснений специалиста, судья установила, что при проведении медицинского освидетельствования применялся анализатор, принцип действия которого исключает возможности дачи врачом заключение о наличии у испытуемого в крови алкоголя, определенного в промилле. На этом основании заключение, данное в акте медицинского освидетельствования, не было принято судьей в качестве доказательства виновности С.

Вместе с тем, из п.16 инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/у-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденной приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 года № 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" следует, что заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при наличии клинических признаков опьянения и положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20минут. При этом, в пункте 16 Акта отмечается, что забор биологического объекта для химико-токсикологического исследования не осуществлялся.

Из приведенного выше следует, что для вынесения заключения о нахождении лица в состоянии алкогольного опьянения не имеет решающего значения в каких единицах измерения указано количество алкоголя и в какой среде организма. Существенным обстоятельством в данном случае будет лишь его наличие или отсутствие.

При оценке акта медицинского освидетельствования судьям следует учитывать, что в п.16 указанной выше инструкции делается различие между техническим средством измерения, позволяющим определить количественное содержание алкоголя, и техническим средством индикации, позволяющим лишь определить наличие или отсутствие алкоголя без определения его количества. В первом случае инструкцией допускается использование одного технического средства измерения первоначально и через 20 минут. Во втором случае необходимо использовать по два технических средства индикации первоначально и через 20 минут. Данные положения инструкции не всеми судьями понимаются правильно.

Так, 02.05.2007 года мировой судья судебного участка Ярского района УР Данилов С.В. при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, в отношении Д. указал, что акт медицинского свидетельствования противоречит п.16 указанной выше инструкции, т.к. при медицинском освидетельствовании для определения алкоголя в выдыхаемом воздухе было использовано два разных технических средства индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, но только одно из них было использовано повторно через 20 минут. Вместе с тем, из находящегося в материалах дела акта медицинского освидетельствования следует, что первоначально медицинским работником были применены техническое средство измерения и техническое средство индикации (трубка Мохова-Шинкаренко), а впоследствии через 20 минут лишь техническое средство измерения использовавшееся первоначально, т.е. в этой части акт требованиям инструкции не противоречил.

Также, в качестве примера можно привести решение судьи Октябрьского районного суда г.Ижевска УР Шаповалова В.Н. от 03.04.2007 года по жалобе Н. на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Октябрьского района г.Ижевска УР по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

При рассмотрении жалобы судьей установлено, что 03.01.2007 года было проведено медицинское освидетельствование на состояние опьянения Н., которое было начато в 2 час. 03 мин. Так же, проведено исследование проб воздуха, которое было начато в 2 час. 03 мин. и проведено повторное исследование через 20 мин. На основании указанных выше обстоятельств, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и специалиста, показавшего, что для проведения клинических исследований необходимо более 10 минут времени, судья установил, что клинические исследования и определение алкоголя в выдыхаемом воздухе имели место в одно и тоже время, что, по мнению судьи, сделать было не возможно. Данные обстоятельства, по мнению судьи, указывает на то, что медицинский работник, проводивший освидетельствование Н., не проведя клинических исследований, а лишь исследуя наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, преждевременно пришел к выводу о нахождении его в состоянии опьянения.

Вместе с тем, из решения судьи районного суда не представляется возможным понять, почему медицинский работник, начиная освидетельствование в 2 часа 03 мин. не мог сначала провести первичное исследование на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, т.е. в 2 часа 03 мин., а уже потом проводить клинические исследования и закончить освидетельствование повторным (через 20 мин.) исследованием на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе. При этом следует отметить, что действующее законодательство очередность проведения конкретных исследований при проведении освидетельствования не регламентирует.

Иные меры обеспечения

Изучение судебных постановлений по делам данной категории, показало что не всегда у судей УР имеется четкое представление о том, что из себя представляют некоторые меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Так, мировой судья судебного участка Ярского района УР Данилов С.В., при рассмотрении 13.11.2007 года дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, в отношении С. установил, что по материалам другого дела об административном правонарушении в отношении этого же лица он, С., в 19 часов 06 мин. был отстранен от управления автомобилем на объездной дороге п. Яр УР. На основании изложенного мировой судья посчитал, что в данном случае имеются неустранимые сомнения в управлении С. автомобилем в 19 часов 25 мин. на ул.Кирова в п.Яр, т.к. ранее он был отстранен от управления транспортным средством.

Вместе с тем, исходя из положений гл.27 КоАП РФ в их взаимной связи, под отстранением от управления транспортным средством соответствующего вида следует понимать запрещение лицу осуществлять действия, которыми транспортное средство может быть приведено в движение. При этом, отстранение от управления транспортным средством не влечет обязательного его задержания и запрета эксплуатации, также как не влечет оно применения каких-либо мер обеспечения в отношении отстраненного от управления лица, т.е. какие-либо препятствия физического характера, не позволяющие отстраненному лицу управлять этим же транспортным средством, при применении этой меры обеспечения изначально отсутствуют.

Достаточно часто, лица, привлеченные к административной ответственности (как правило, по ст.12.26 КоАП РФ), указывают в качестве обстоятельства, свидетельствующего об отсутствии у сотрудников милиции законных оснований для направления на медицинское освидетельствование не применение в отношении них меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении в виде задержания транспортного средства, указывая при этом, что они после составления протоколов об отстранении от управления транспортным средством и об административном правонарушении продолжили дальнейшее движение на автомобиле. Вместе с тем, указанные обстоятельства свидетельствуют о ненадлежащем исполнении соответствующими должностными лицами требований ч.1 ст.27.13 КоАП РФ, о продолжении противоправных действий, указанными выше лицами, а вовсе не об отсутствии у сотрудников милиции законных оснований для направления на медицинское освидетельствование.

Говоря о наличии законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения необходимо напомнить судьям, что Пленум Верховного Суда РФ в п.8 постановления от 24 октября 2006г. №18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" дал соответствующие разъяснения по данному вопросу: «В соответствии с частью 1 статьи 27.12 КоАП РФ требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование является законным, если у должностного лица, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, имелись достаточные основания полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения. О наличии признаков опьянения, в частности, могут свидетельствовать характер движения данного транспортного средства, внешний вид водителя, его поведение, запах алкоголя, показания индикаторной трубки "контроль трезвости"». Из изложенного следует, что для признания требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование законным достаточно наличия одного признака опьянения, например, запаха алкоголя изо рта, или, при определенных условиях, их совокупности.

Следует также обратить внимание судей на то, что оценивая законность действий сотрудников ГИБДД по применению мер обеспечения к лицам, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, составлению протокола о направлении на медицинское освидетельствование, иных протоколов по делу, необходимо учитывать положения КоАП РФ, в частности гл.27 и ст.28.3, который не связывает вышеуказанные полномочия соответствующих должностных лиц с конкретным временем и местом несения службы (патрулирования), ставит их в зависимость лишь от должностного положения. Кроме того, по делам данной категории, как правило, не имеют существенного значения и не подлежат выяснению при рассмотрении дела и жалобы на постановление обстоятельства, послужившие причиной остановки транспортного средства.

Формальные основания отмены постановлений.

В соответствии с п.2 ст.30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено решение об изменении постановления, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление. Отмена постановления по делу об административном правонарушении возможна лишь в установленных законом случаях. Так, в силу п.п.3, 4 ст.30.7 КоАП РФ решение об отмене постановления и о возвращении дела на новое рассмотрение судье может быть вынесено в случаях существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, а решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Вместе с тем судьями районных (городских) судов УР зачастую постановления отменяются по формальным основаниям, при наличии недостатков, которые, исходя из положений ст.30.6 КоАП РФ, могли быть восполнены или устранены при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Так, при рассмотрении 11.12.2007 года жалобы Н. на постановление мирового судьи судебного участка № 1 Увинского района УР от 13.11.2007 года, которым он был привлечен к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ, судья Увинского районного суда УР Бачеев С.Н. в решении в качестве главного основания к отмене постановления мирового судьи указал, что все протоколы по делу и постановление составлены в отношении лица 25.05.1980 года рождения, однако, как следует из фактических обстоятельств дела, Н. не 25, а 26.05.1980 года рождения. Указанное нарушение судья признает существенным и указывает, что данные обстоятельства препятствуют принятию им решения по существу, поскольку все процессуальные документы, в том числе, и постановление мирового суда, составлены в отношение другого лица, а не Н. 26.05.1980 года рождения. Вместе с тем, из решения не следует, что фактически постановление было вынесено в отношении иного лица. Кроме того, как следует из постановления мирового судьи, при рассмотрении дела Н. заявлений о непричастности к событиям, послужившим основанием к возбуждению дела об административном правонарушении, а также о не верном указании даты его рождения не делал. В связи с изложенным, представляется, что вывод о существенности данного нарушения противоречит обстоятельствам дела, установленным при рассмотрении жалобы.

Подобная ситуация, когда единственным основанием к отмене постановления мирового судьи послужило неверное указание в нем отчества привлеченного к административной ответственности лица, имела место и при рассмотрении 04.06.2007 года судьей Индустриального районного суда г.Ижевска УР Некрасовым Д.А. жалобы З. на постановление мирового судьи судебного участка №1 Индустриального района г.Ижевска УР от 02.05.2007 года.

Представляется, что нельзя признать достаточным основанием к отмене постановления о назначении наказания отсутствие в копии протокола об административном правонарушении, врученной лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, указания на статью КоАП РФ, по которой подлежат квалификации его действия. Вместе с тем, в качестве примера неверной оценки указанных обстоятельств можно привести решение судьи Завьяловского районного суда УР Кутергиной Т.Ю. от 04.10.2007 года, которым было отменено постановление мирового судьи судебного участка № 3 Завьяловского района УР от 30.08.2007 года о привлечении К. к административной ответственности за правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст.12.26 КоАП РФ.

Также не обоснованным выглядит и решение судьи Воткинского городского суда УР Леконцева от 12.04.2007 года, которым было отменено постановление мирового судьи судебного участка Воткинского района УР от 20.02.2007 года о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст.12.26 КоАП РФ, А. Так, судья указав в решении, что находит доказанным совершение заявителем административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ установил, что копия протокола об административном правонарушении лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вручена не была и на этом основании постановление мирового судьи отменил с прекращением производства по делу.

Представляется целесообразным обратить внимание судей на то, что не может быть признано существенным нарушением, например, отсутствие в протоколе подписи о разъяснении лицу, в отношении которого он составлен, прав, предусмотренных ст.25.1 КоАП РФ, т.к. само по себе, без указания на то, как повлияло на правильность разрешение дела не разъяснение положений ст.25.1 КоАП РФ, существенным нарушением признано быть не может. Кроме того, при рассмотрении данного вопроса следует учитывать, что в бланках протоколов, которые используют сотрудники ГИБДД МВД УР, как правило, содержится извлечение из КоАП РФ включающее положения данной статьи. В этой связи следует учитывать также вручалась ли соответствующему лицу копия протокола и разъяснялись ли ему указанные выше права мировым судьей до рассмотрения дела по существу.

Показательным примером излишне формального подхода к решению обсуждаемого вопроса является решение судьи Можгинского городского суда УР Камешковой Л.В. от 20.11.2007 года по жалобе на постановление мирового судьи судебного участка № 1 г.Можги УР от 29.10.2007 года в отношении Л. по ст. 12.26 КоАП РФ.

В решении в качестве главного основания к отмене постановления судья указала, что протокол об административном правонарушении в отношении Л. составил ИДПС ГАИ л-т Ш.., номер нагрудного знака 180609. Однако, в карточке нарушений на Л., заверенную работником ГИБДД, указано, что 18.09.2007 г. протокол оформлял инспектор Я., нагрудный знак 180601 (л.д.9), а нагрудный знак за номером 180609, который указан в протоколе как принадлежащий Ш., принадлежит П. В связи с этим судья усомнилась в том, что протокол был составлен надлежащим лицом и признала его недостоверным.

Кроме того, судья в решении по данному делу указала, что «согласно ч.2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно в случаях, предусмотренных главой 27 настоящего Кодекса и статья 27.12 КоАП РФ, предусматривающая отстранение от управления транспортным средством и медицинское освидетельствование, подпадает под это требование. Однако, в протоколе 18 АА № 108522 об отстранении от управления транспортным средством и в протоколе 18 АА № 107247 о направлении на медицинское освидетельствование понятых не имеется (л.д.6,7). Следовательно, эти документы не могут являться достоверными доказательствами нахождения Л. в состоянии алкогольного опьянения и ее отказе от медицинского освидетельствования».

Из приведенного текста решения судьи не представляется возможным понять, каким же все-таки образом номер имеющегося у должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, нагрудного знака повлиял на наличие установленных ст.28.3 КоАП РФ правомочий по составлению протокола об административном правонарушении.

Также из приведенного выше текста следует, что решение вынесено без учета положений гл. 27 КоАП РФ и разъяснений, данных Верховным Судом РФ в обзоре судебной практики за 3 квартал 2005 года (вопрос 8), из которых следует, что присутствие понятых обязательно лишь при осуществлении следующих мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении:

- проведение личного досмотра (ст. 27.7);

- проведение осмотра принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов (ст. 27.8);

- проведение досмотра транспортного средства (ст. 27.9);

- изъятие вещей и документов (ст. 27.10);

- задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации в случае, если транспортное средство создает препятствия для движения других транспортных средств, в отсутствие водителя (ст. 27.13);

- арест товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14).

Присутствие понятых при применении других мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении (доставление, административное задержание, привод, медицинское освидетельствование на состояние опьянения) в Кодексе не предусмотрено, поэтому присутствия понятых при применении этих мер не требуется.

Особого внимания заслуживают случаи, когда судьями без каких – либо оснований, немотивированно, не учитываются доказательства по делу, например, объяснения сотрудников милиции являвшихся свидетелями правонарушения, данные, свидетельствующие о совершении лицом правонарушения, содержащиеся в составленных ими протоколах по делу об административном правонарушении.

Так, судья Кизнерского районного суда УР Агафонова З.А. при рассмотрении 25.07.2007 года жалобы В. на постановление мирового судьи судебного участка Кизнерского района от 20.06.2007 года, которым последний был привлечен к административной ответственности по ст.12.26 КоАП РФ, при рассмотрении жалобы опросила свидетелей, в том числе и сотрудников милиции, которые как следует из решения, были единственными непосредственными очевидцами правонарушения. Из решения следует, что «свидетель Л. пояснил, что 03.06.2007 г. был на стадионе спортивный праздник. Они там дежурили, по радиостанции сообщили, что задержан автомобиль с водителем в нетрезвом состоянии около котельной школы № 2. Они со стажером К. подъехали туда, там были сотрудники милиции Л., З.н, Т., которые пояснили, что В. ехал за рулем, увидел сотрудников милиции и сразу остановился, притворился спящим. Они В. разбудили, предложили поехать на медицинское освидетельствование. Он отказался, ничего подписывать не стал, говорил, что он не ехал, а как оказался за рулем, не говорил, пытался говорить про водителя.

Свидетель Л. пояснил, что 03.06.2007 г. был спортивный праздник на стадионе, их задействовали в патрулировании на стадионе. Его участок был в районе лыжной базы. Сообщили, что в сторону стадиона едет автомобиль серебристого цвета, который не вписывается в дорогу, его невозможно объехать. Он пошел навстречу и увидел, что едет автомобиль серебристого цвета, водитель был один, он проехал метров 10-15 и машина заглохла на проезжей части дороги. Он подошел к нему, водитель уперся головой в руль и спал, он пытался его разбудить, он только мычал, водитель был пьяный, шел резкий запах изо рта. Перед тем, как разбудить водителя, все двери автомобиля были закрыты.»

Далее судья, не отвергая указанных выше пояснений свидетелей, приходит к неожиданному выводу о том, что «сотрудник милиции Л. показал, что В. на машине проехал метров 10-15 и машина заглохла, но как установлено в судебном заседании автомашиной последним управлял водитель Б. Где она заглохла, машина оставалась на том же месте, когда они вернулись к ней». Примечательно, что, как следует из текста решения, Б. фактически около 2 лет работает водителем у В. и в момент совершения правонарушения на месте его совершения отсутствовал.

Подобная ситуация имела место и при рассмотрении 15.06.2007 года судьей Воткинского городского суда УР Гавриковой К.Ф. жалобы Ф. на постановление мирового судьи судебного участка № 1 г.Воткинска УР от 14.05.2007 года о совершении им правонарушения, предусмотренного ст.12.26 КоАП РФ. В постановлении о назначении наказания, вынесенного по результатам рассмотрения дела, мировой судья указала, что вина Ф. подтверждается наряду с протоколами, составленными по делу, также рапортом ИДПС ГИБДД Воткинского УВД С., составившего протокол об административном правонарушении, а также и показаниями, опрошенного при рассмотрении дела, свидетеля Д., согласно которым он совместно с С. находился на службе когда им поступила информация, что от кафе отъехал автомобиль под управлением пьяного водителя. Последовав за ним, включили «маячки» и двигались от данного автомобиля на расстоянии 5-10 метров. Затем автомобиль остановился и С. сразу же побежал к автомобилю, из которого со стороны переднего пассажирского сидения вышел молодой человек. Однако, на этом же пассажирском сидении находился ранее не знакомый ему молодой человек- Ф. При этом, на месте водителя никого не было. Далее, как следует из показаний Д., Федоров В.М. пояснил, что автомобилем не управлял, однако, в дальнейшем признал, что управлял автомобилем. Кроме того, со слов С. ему стало известно, что когда он подходил к автомобилю, то видел перемещение с места водителя на место пассажира.

Не смотря на установленные мировым судьей обстоятельства, судья городского суда, не признав приведенные мировым судьей в постановлении доказательства недопустимыми, без какой - либо ссылки на них в решении установила, что «по материалам дела недостаточно доказательств об утверждении того, что Ф, управлял автомобилем». При этом из текста решения следует, что при разрешении жалобы Ф. судьей городского суда были опрошены в качестве свидетелей лишь лица, находившиеся в момент совершения правонарушения в его автомобиле.

Интерес также вызывают случаи, когда одним и тем же судьей в отношении одного и того же лица неоднократно принимались судебные постановления, которыми производство по делу было прекращено. Так мировым судьей судебного участка № 3 Завьяловского района УР Орловым Д.В. (и.о. мирового судьи судебного участка № 1 Завьяловского района УР) 03.10.2007 года было вынесено постановление о прекращении за отсутствием состава правонарушения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.26 КоАП РФ, имевшем место 10.08.2007 года, в отношении Д. При этом вывод об отсутствии в действиях Д. состава правонарушения сделан на основании его показаний, данных при рассмотрении дела, а также отобранных судьей показаний свидетелей Д. и Б. характер отношений которых с Д. из текста постановления не усматривается. Сведения о том, что мировым судьей был по каким - то основаниям отвергнут, являющийся в силу ст.26.2 КоАП РФ источником доказательств, протокол об административном правонарушении, а также о том, что мировым судьей опрашивались также сотрудники милиции, выявившие правонарушение, в постановлении отсутствуют.

Аналогичное, по сути, постановление было вынесено этим же мировым судьей в тот же день, 03.10.2007 года, в отношении Д. о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.26 КоАП РФ, имевшем место 19.07.2007 года в г.Воткинске.

Таким образом, указанные выше постановления нельзя признать мотивированными, соответствующими требованиям ч.1 ст.29.10 КоАП РФ, вынесенными на основании исследования всех существенных обстоятельств дела.

Процессуальные нарушения.

В соответствии с ч.2 ст.30.7 КоАП РФ решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении должно содержать сведения, предусмотренные ч.1 ст.29.10 КоАП РФ, т.е. наряду с иными сведениями в нем должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела и мотивированное решение по делу.

Данные требования соблюдаются не всеми судьями. Например, решение судьи Индустриального районного суда г.Ижевска УР Некрасова Д.А. от 24.08.2007 года по жалобе Л. на постановление мирового судьи судебного участка № 5 Индустриального района г.Ижевска УР от 18.06.2007 года по ст.12.26 КоАП РФ, им не отвечает.

Так, из текста решения судьи районного суда не представляется возможным установить какие конкретно доводы жалобы на постановление о назначении наказания исследовались судьей, на каком основании они признаны судьей заслуживающими внимания, на основании каких конкретно материалов дела судья пришел к выводу о необходимости отмены постановления и прекращения производства по делу в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Например, о доводах жалобы, поступившей судье, в решении указано лишь о том, что «в судебном заседании заявитель Л., представитель заявителя Л., на доводах жалобы настаивали, дали объяснения аналогичные, изложенным в жалобе». А принятое решение мотивировано: «Судья считает, что административным органом на момент рассмотрения мировым судьей дела об административном правонарушении не было представлено достаточных и допустимых доказательств, свидетельствующих о виновности заявителя, поэтому вынесенное постановление нельзя считать законным и обоснованным».

В силу п.6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при истечение сроков давности привлечения к административной ответственности. При этом в соответствии с положениями ч.1 ст.29.9 КоАП РФ должно быть вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном. Таким образом, за пределами срока давности привлечения к административной ответственности вопрос виновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, обсуждаться не может.

Однако, данные положения закона учитываются не всеми судьями. Например, мировой судья судебного участка № 2 Октябрьского района г.Ижевска УР Вахрушева И.В., прекращая производство по делу в отношении Ш. за истечением срока давности привлечения к административной ответственности, указала в постановлении от 09.01.2007 года, что действия последнего образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ст.12.26 КоАП РФ.

Вопросы квалификации

Изучение судебной практики показало, что при рассмотрении дел данной категории у судей по-прежнему возникают вопросы, связанные с квалификацией правонарушений.

Показательным является решение судьи Балезинского районного суда УР Кашкаровой Е.Б. от 13.08.2007 года по жалобе С. на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Балезинского района УР от 24.07.2007 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.26 КоАП РФ. Из текста решения следует, что трактор под управлением С. был задержан в поле. Далее судья, указывая, что в соответствии с Правилами дорожного движения «дорога» - это обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли или поверхность искусственного сооружения, а «дорожное движение» - совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог, делает вывод о том, что С. и его транспортное средство не являлись участниками дорожного движения, в связи с чем, он не мог быть направлен для медицинского освидетельствования на состояние опьянения. На основании изложенного постановление мирового судьи было отменено, а производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием в действиях С. состава административного правонарушения.

Вместе с тем, делая такой вывод, судья районного суда не учла, что Правила дорожного движения относят к сфере своего регулирования и движение по прилегающей территории. Так, в соответствии с п.1.1 Правил дорожного движения «"Прилегающая территория" - территория, непосредственно прилегающая к дороге и не предназначенная для сквозного движения транспортных средств (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и тому подобное). Движение по прилегающей территории осуществляется в соответствии с настоящими Правилами.»

Таким образом, исходя из обстоятельств дела, изложенных в решении, следует признать, что поле в данном случае является прилегающей территорией, в связи с чем и возникшие в этой связи отношения следует признать общественными отношениями в области дорожного движения, и, соответственно, указанный выше вывод судьи районного суда основан на не верном толковании закона.

Представляется также, целесообразным напомнить судьям, что в соответствии со ст.2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Положения данной статьи правильно понимаются не всеми судьями. Например, мировой судья судебного участка № 3 Завьяловского района УР Орлов Д.В., неправомерно прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М. в связи с нахождением его в состоянии крайней необходимости. Из постановления судьи следует, что М., употребив алкогольные напитки, в связи с тяжелым заболеванием его сожительницы С. поехал за инсулином в г.Ижевск. На посту ГАИ его остановили, после чего он позвонил сыну, который в итоге и привез инсулин для С.

На основании изложенных в постановлении обстоятельств дела усматривается, что в данном случае отсутствуют такие обязательные условия для признания, действий, совершенными в состоянии крайней необходимости, как непосредственность опасности и невозможность иным способом устранить ее.

Предложения

С целью устранения допускаемых судьями ошибок, повышения качества рассмотрения дел об административных правонарушениях данной категории предлагаем довести материалы данного обобщения до сведения мировых судей и судей районных (городских) судов Удмуртской Республики.

Для повышения качества рассмотрения дел и жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях предлагаем в районных (городских) судах решить вопрос специализации судей, по рассмотрению дел (жалоб) данной категории, а также при оценке качества работы судей учитывать и дела об административных правонарушениях.


опубликовано 22.03.2010 07:39 (МСК), изменено 02.03.2017 14:11 (МСК)